От компромисса к войне. Как Украина прошла путь от 1991 года до Майдана и эпохи потрясений

24 августа Украина отпраздновала 26 лет независимости. А 21 ноября будет отмечать четвертую годовщину начала Евромайдана. Последняя дата разделила историю Украины на "до" и "после". Украина до ноября 2013 года и после – это две совершенно разные страны. 

Чемодан! Вокзал! Подальше от Украины!

Все. Точка. Больше нет ни сил, ни веры, ни смысла что-то делать в ЭТОЙ стране. Стране, которая так и не стала для меня Родиной. Потому что моей Родиной был и остается Союз Советских Социалистических республик. СССР. Сверхдержава. Государство, которым можно было гордится, государство, которое защищало своих граждан. И мы гордились. И верили в свою страну. А разве можно сегодня гордится Украиной? Чем гордится? Самым низким уровнем жизни ее населения? Которое живет хуже аборигенов самых бедных стран Африки? Самым высоким в мире уровнем коррумпированности государственных чиновников? Разрушенной экономикой? Идиотскими законами, принимаемыми идиотским правительством?
Главная страницаЧтиво, Новости Украины
  →  
От компромисса к войне. Как Украина прошла путь от 1991 года до Майдана и эпохи потрясений.

От компромисса к войне. Как Украина прошла путь от 1991 года до Майдана и эпохи потрясений.

Часть 3

Распечатать | Просмотров:108
 Источник: УБОП   24, Ноябрь, Пятница, 16-24, 2017 

Как государство прошло путь от 24 августа 1991 года до Майдана, войны и потери территорий.

Посмотрим в прошлое, чтобы понять будущее.

Окончание. Начало здесь

 

Год двадцать пятый и далее. Между войной и миром

С нового года возобновились бои на Донбассе. Инициаторами на сей раз были сепаратисты. России не нравилось, что Украина игнорирует заключенные соглашения, и потому ей хотелось заставить Киев вновь сесть за стол переговоров.

Бои, в отличие от 2014 года, носили локальный характер – донецкий аэропорт и Дебальцево. Но обстрелы шли по всей линии фронта, приводя к многочисленным жертвам среди мирного населения (известные примеры – Волноваха и Мариуполь).

 

В военном плане события развернулись неудачно для украинской стороны. Был потерян контроль над донецким аэропортом. В феврале при поддержке россиян взят в котел город Дебальцево, из которого с большими потерями, и бросив военную технику, пришлось выводить войска.

 

 

На этом фоне стартовали новые переговоры в Минске с участием Меркель, Олланда, Путина и Порошенко. Но было важное отличие от обстановки накануне первых минских переговоров. Тогда перед украинской армией стояла перспектива разгрома, и потому у Киева был мотив форсировать мирные переговоры, чтобы этого разгрома избежать.

В феврале 2015 года, несмотря на тяжелые потери, перспективы разгрома не было. Было понятно, что, кроме Дебальцево, сепаратисты вряд ли бы смогли одержать новые победы. Разве что, если будет оказана масштабная поддержка российских войск, во что в Киеве уже не верили.

Поэтому Порошенко за стол переговоров в Минске усадили лидеры Запада, которые к тому времени настроились мириться с Москвой.

 

Переговоры в Минске в феврале 2015 года. Фото sputniknews.com


Именно ради них (а точнее, ради получения финансовой помощи от МВФ, которая для страны, где курс гривны превысил отметку в 30, была в тот момент критически важна) президент и подписал вторые Минские соглашения. Они ухудшали переговорную позицию для украинской власти. Там более конкретно описывалась логистика процесса примирения.

 

В частности, было написано, что переход контроля над границей к Украине начнется после проведения местных выборов и закончится лишь после вступления в силу изменений в Конституцию. То есть политический процесс ставился на первое место перед переходом контроля над границей к Украине.

 

Именно поэтому буквально с первых же дней украинские власти выполнение политической части начали саботировать.

В первую очередь – потому что не видели в ней никакого смысла. Порошенко и его союзников из "Народного фронта" вполне устаивало сохранение статус-кво. Когда активные боевые действия (которые могли бы привести к новым поражениям и большим потерям) не ведутся, но при этом локальные бои продолжаются (и о них можно постоянно рассказывать в СМИ, мобилизуя народ против страны-агрессора и записывая всех своих политических противников в агенты Кремля).

 

Вокруг линии разграничения сложилась своя коррупционная инфраструктура по контрабанде и контролю за товарными потоками, с которой кормилась вся властная вертикаль. Отпущенные на войну миллиарды долларов также осваивались близкими к власти структурами. В общем, прекращать по своей воле этот праздник жизни у правящей верхушки не было никакого резона.

 

Однако было два фактора, которые все-таки некоторое время заставляли власть совершать движение в сторону политического урегулирования.

Во-первых, это давление Запада. Украина взяла на себя международные обязательства в рамках Минских соглашений, под них был завязан большой комплекс отношений ЕС и США с Россией, а потому западные партнеры полагали, что Киев все-таки должен идти по пути выполнения Минска-2. Главным образом – чтобы предотвратить угрозу начала новой войны.

Во-вторых, за скорейшее замирение на востоке и нормализацию отношений с Россией выступала значительная часть украинского крупного бизнеса. Причем не только связанная с Оппозиционным блоком, но и ориентированная на Порошенко. Пока идет война и не урегулирован до конца вопрос границ и отношений с крупнейшим соседом, естественно, не стоит рассчитывать на приток инвестиций и рост капитализации собственных активов.

 

Отсутствие же кредитных ресурсов обескровливало украинский бизнес и делало страну все более зависимой от поддержки Запада. Национальный же капитал был настроен на возврат к многовекторности. Осторожные мысли по этому поводу были высказаны в конце 2016 года в статье Виктора Пинчука, но витали в воздухе гораздо раньше.

Весь 2015-й и 2016 годы продолжались консультации между российской, украинской и западной сторонами, в ходе которых была даже выработана предварительная схема. После местных выборов к власти на Донбассе возвращается прежняя элита (Ахметов и представители Оппозиционного блока), регион получает особый статус, граница передается под контроль Украине. Россия оттуда уходит.

 

Однако этот план вызвал жесткое неприятие у "партии войны" в Киеве. Кроме того, им остались недовольны сепаратисты и их кураторы в Москве. Они не хотели лишаться власти в своих "республиках". Поэтому общими усилиями они сделали все, чтобы этот план остался лишь на бумаге.

 

31 августа 2015 года, когда парламент принимал в первом чтении поправки в Конституцию об особом статусе, произошли столкновения под Верховной Радой. Противники изменений бросили гранату в нацгвардейцев. Погибли несколько человек. Представители власти стали выражать опасения, что педалирование темы "особого статуса Донбасса" может привести к массовым беспорядкам (тем более, что радикалы этим постоянно угрожали).

 

 

В начале 2016 года, когда пришло время принимать изменения в Конституцию во втором чтении, резко против этого выступил "Народный фронт", без которого вряд ли бы нашлись голоса.

Вопрос отложили в долгий ящик.

 

Весь 2016 год проходили вялые переговоры о том, как имплементировать "Минск-2". Запад требовал от Украины выполнения политической части соглашений, но при этом позиция украинской власти ужесточилась – она настаивала: сначала контроль над границей и только потом выборы. А для начала – полное прекращение огня (чего достичь было невозможно).

 

После победы на выборах Трампа многие поверили, что теперь, наконец-то, наступит прорыв в отношениях. Но и это оказалось иллюзией. Американский истеблишмент связал американского президента по рукам и ногам в отношениях с Россией, а потому никаких глобальных изменений не происходит. На самом Донбассе тем временем база для Большого Компромисса усилиями обеих сторон постепенно уничтожалась.

 

Резко ускорился этот процесс после блокады неподконтрольных территорий. Блокада была инициирована украинскими радикалами, но заодно с ними четко сыграли сепаратисты, отжав под этим предлогом предприятия украинских собственников. База компромисса уничтожалась и гуманитарной политикой украинских властей. После тактического отступления весной 2014 года, с 2016-го началась массированная украинизация. Был запущен процесс декоммунизации, города переименовываются без согласия их жителей.  Людям с иной точкой зрения активно намекают, что им лучше покинуть Украину либо принять новую концепцию. В общем, делается все, чтобы показать – никакого компромисса не будет. Вопрос закрыт. Украина будет моностраной, с едиными представлениями о прошлом и будущем.

Так, по крайней мере, считают идеологи действующей власти. А как будет на самом деле?

 

Три сценария для Украины

Нынешняя ситуация является очевидно переходной. Ее смысл в том, что прежний класс, который со времен Кучмы управлял Украиной – класс национального капитала и связанного с ним политикума и чиновничества – хочет и дальше жить по принципу “Техас должны грабить техасцы”. То есть – не пускать к командным высотам конкурентов ни с востока, ни с Запада.

 

Отметим, что проводить такую политику сейчас гораздо тяжелее, чем во времена многовекторности Кучмы и Януковича.

Восточный вектор сломан, отношения с Россией если и не прекращены полностью, то перешли в разряд полулегальных и на них уже нельзя опереться, чтобы не допустить увеличения влияния Запада. Зависимость же от последнего кардинально увеличилась. И финансовая, и военно-политическая, и личная. По одному звонку из Вашингтона Панама может арестовать офшоры Порошенко, превратив его из миллиардера в нищего. Причем нищего, которому, в отличие от Януковича, бежать-то особо некуда.

 

То же можно сказать и о большинстве других представителей нынешней элиты. Обнуление российского вектора сделало их тотально зависимыми от отношений с Западом. Правда, нынешняя украинская элита во главе с Порошенко проявила немалую смекалку и изворотливость, чтобы продолжать следовать “техасскому” принципу, даже имея на руках сущий мизер.

 

Этому способствуют два фактора.

Первый – довольно низкий коммерческий интерес транснациональных корпораций к Украине. Да, наша страна интересна им как рынок сбыта. У нас есть активы, которые можно взять под контроль (земля, энергетическая и транспортная инфраструктура, добыча полезных ископаемых). Но все это не сулит настолько большого профита, чтобы кто-то на Западе решил бы приложить реальные усилия для зачистки политического пространства в Украине под заход своего капитала. Если у нас вдруг обнаружили бы огромные и легко извлекаемые запасы нефти и газа, то разговор был бы совсем другой.

 

Второй фактор – это война. Она исполняет двоякую функцию. С одной стороны, неурегулированность конфликта на востоке отпугивает западных конкурентов, которые хотели бы побороться за место под украинским солнцем.

С другой стороны, война позволяет украинской элите "продавать" Западу свою нужность и незаменимость. Киев противостоит России, что выгодно Западу, а потому зачем дестабилизировать ситуацию в Украине, затевая слом уже устоявшийся системы, рискуя сыграть на руку русским. Мол, позвольте техасцам и дальше грабить Техас, ведь они при этом защищают мексиканскую границу.

 

До сих пор эта история срабатывает. Несмотря на постоянную критику украинской власти со стороны Запада, ни ЕС, ни США не предпринимают каких-то жестких мер против Порошенко и Ко. Но Украина не существует на отдельной планете. И потому перемены идут и будут идти. Главный фактор – из-за политической и военной нестабильности, а также непонятных правил игры, в Украине нет доступа к крупным инвестициям и дешевым деньгам.

В том числе и на развитие национального бизнеса.

 

Часть его представителей может компенсировать это за счет коррупционной ренты (освоение бюджетных средств или получение сверхприбыли за счет тарифного регулирования), но такой путь доступен далеко не каждому. Да и из-за необходимости согласовывать финансово-бюджетную политику с МВФ и Западом с каждым годом это делать будет все сложнее.

 

Поэтому так или иначе, но национальный бизнес будет слабеть, а его возможность противостоять давлению извне – снижаться. Особенно после внедрения рынка земли, который нанесет удар по крупнейшим агрохолдингам.

Постепенно, с помощью созданных при участии Запада антикоррупционных структур, будет проведена зачистка ключевых представителей украинской политической и бизнес-элиты, которые окажут сопротивлению ходу событий.

И если все будет идти так, как и идет, то лет через десять-пятнадцать Украина превратится в обычную восточноевропейскую страну, из которой миллионы людей уедут на заработки – кто в Россию, кто в Европу, а оставшиеся будут иметь уровень жизни чуть ниже, чем сейчас в Болгарии.

 

При этом остатки промышленности, а также аграрный бизнес будут контролироваться западноевропейскими, китайскими и ближневосточными компаниями. Значительная часть  нынешних олигархов будет вынуждена либо покинуть страну, либо сядет в тюрьму. Сохранившиеся на плаву потеряют влияние и отойдут на вторые роли в политике и бизнесе.

При этом геополитическое будущее такой Украины достаточно неопределенное. Вступит ли страна в ЕС и НАТО, какие будут отношения с Россией – непонятно. Также как и непонятно, что из себя будут представлять НАТО, ЕС и Россия через 10-15 лет.

 

Но это, скажем так, инерционный сценарий. Украинская элита может сломать его двумя способами.

Первый – это радикализация националистического вектора, окончательный отказ от большинства демократических свобод, зачистка политического пространства от любой конкуренции, раскуличивание части олигархата и перераспределение его активов между оставшимися игроками. Возможно, объявление военного положения. 

Это позволит на какое-то время продлить существование нынешней кланово-коррупционной модели власти.

Правда, подобная схема несет очевидные риски. Самый главный – риск нарваться на обструкцию со стороны Запада, а значит и всего международного сообщества. Это будет сильным ударом по власти.

Тем более, что одновременно могут усилиться как сепаратистские и пророссийские настроения на юго-востоке, так и радикально-националистические движения. Последние попытаются воспользоваться неурядицами, чтобы захватить власть подобно тому, как это сделали большевики в октябре 1917 года.

В итоге страна окажется на грани распада, а нынешняя украинская элита – под угрозой полного уничтожения.

 

Второй способ – прямо противоположный. Возвращение к многовекторности. То есть – восстановление на том или ином уровне отношений с Россией, реинтеграция Донбасса с особым статусом, амнистия, отказ от националистических перегибов и педалирования раскалывающих общество тем во внутренней политике, отказ от вступления в НАТО, декларирование нейтрального статуса Украины.

С учетом усталости Запада от украино-российского конфликта с этим вариантом могут теоретически согласиться и США с ЕС (по крайней мере на время).

Данный путь имеет экономические плюсы – окончание войны и замирение с крупнейшим соседом откроет дорогу к инвестициям, Украина может рассчитывать на донорскую помощь как Запада, так и России на ликвидацию последствий войны. Что позволит обеспечить быстрое  восстановление экономики и рост уровня жизни населения. Национальный бизнес получит необходимый импульс к развитию.

 

В то же время этот сценарий на данный момент выглядит трудно реализуемым. 

Его наверняка постараются торпедировать националистические силы. Они уже заявляют о "ночи длинных ножей" в случае победы "пророссийских" сил на выборах. Весьма вероятно, что они попытаются воплотить свои угрозы в жизнь.

Поэтому для того, чтоб страна пошла по "третьему пути" нужно много чего еще сделать. Начиная от консолидации сил, выступающих за реализацию этого сценария, и заканчивания кардинальным изменением информационной политики крупнейших СМИ, принадлежащих национальному капиталу. 

 

В общем, любой вариант будущего развития страны – сложный путь, чреватый полным сломом существующей в стране системы, сносом с шахматной доски всех ее действующих игроков.

Осознание этого должно, по идее, побуждать украинскую элиту быть крайне осторожной и избегать резких и непродуманных шагов. Тем более, что отношения с Россией балансируют "на грани", на востоке тлеет война. Дамокловым мечом занесены "ДНР" и "ЛНР". Миллионы граждан Украины не приемлют действующую власть.

В случае начала больших потрясений все это вновь может прийти в движение.

Разговор о будущем Украины, начатый на первом Майдане и дошедший до крови на втором, до сих пор не закончен. Причем со всех сторон в костер противоречий подбрасывается все больше дров.

Хватит ли у украинской элиты и народа мужества и ума покончить с этим проклятием и пойти по пути национального примирения, отказавшись быть орудием в руках внешних сил, – главный вопрос, от которого зависит будущее нашей страны.

 

"Страна"

Украина, элита, геополитика, Россия, война, компромисс, политики

Оцените статью: От компромисса к войне. Как Украина прошла путь от 1991 года до Майдана и эпохи потрясений. - Часть 3

  • 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  •  (Голосов: 12)



Для размещения комментариев, необходимо авторизироваться, Вы можете войти используя: Войти через loginza

^ Наверх