Антифашист Информационное агентство

Украина в 27 лет: живи быстро, умри молодым?

Знаете, вначале просто хотел опубликовать этот вопль одного из авторов "Фашистской правды" на сайте без купюр. Мол, умные люди все поймут. А потом, прочитав, понял, что все-таки надо прокомментировать все эти пропагандистские пассажи о "нэзалэжности", "молодых пассионариях" и прочую хуйню. Именно так грубо я бы назвал все эти сегодняшние вопли майдаунов, которые внезапно поняли, что просрали свою Украину.  И пытаются свалить вину с себя на "северную империю", "бандитский авторитаризм" Януковича... 

"Убойный политотдел" объявляет мобилизацию!

Уважаемые читатели.

Редакция сайта "Убойный отдел политики", или, сокращенно, "УБОП" благодарит вас за то, что вы нас читаете, что вы посещаете наш ресурс, а ваши посещения повышают значимость в поисковиках и рейтингах. Потому что мы ни копейки не вкладываем в развитие нашего ресурса, потому что, собственно, у нас и нет ни копейки. Как мы уже писали о себе, у нас нет хозяев, нет инвесторов...

Главная страницаСтатьи, Новости Украины
  →  
Португальские рассказы. Рабов в рай не пускают, а в аду нет мест

Португальские рассказы. Рабов в рай не пускают, а в аду нет мест

В Европе человеческое достоинство подверглось инфляции

Распечатать | Просмотров:519
Автор: Александр Воронцов |   21, Июль, Суббота, 23-05, 2018 

Продолжение. Окончание в следующей статье. Начало здесь

 

Португальские рассказы. Вживание и выживание

Португальские рассказы. На стройке – как на войне!

Португальские рассказы. Про отношение к собакам и эмигрантам

Португальские рассказы. Восстание рабов откладывается

 

За три месяца работы на португальской стройке я приобрел не только квалификацию "сервенто педрейро", то есть, помощника каменщика – именно так значилась моя должность в контракте – я еще и стал более-менее разбираться и в трудовом законодательстве Португалии, и в производственных отношениях, особенно между наемными рабочими и их нанимателями.

 

Во-первых, я понял окончательно, что работать у сеньора Жоао Родригеса я больше не буду. Контракт мой был кабальным – он был заключен на три месяца, то есть, работа была временной, уволить меня мой хозяин мог, когда угодно, суммы, которые были в этом контракте прописаны, он не выплачивал, короче – сплошное надувательство. А каждый месяц пытаться доказывать этому придурку, что он неправ, выбивать из него каждый месяц свои деньги, заработанные в буквальном смысле потом и кровью, мне не улыбалось. И так настроение не улучшалось после того, как конкретно упахивался на стройке, а когда потом мне за эту каторжную работу не доплачивали – так совсем было хреново на душе.

 

 

Во-вторых, работа у данного конкретного хозяина содержала слишком много рисков. То есть, поскольку техника безопасности была ни к черту, то в любой момент я мог получить или просто травму, или вообще имел возможность стать инвалидом. А то и трупом. Например, работая на высоте пятого этажа без страховки очень просто можно было соскользнуть с крыши и улететь вниз. А внизу, понятное дело, были вовсе не пуховые перины.

 

 

И, наконец, в-третьих, отношение и хозяина, и руководящих работников – его тестя Созе – было, мягко говоря, скотским. То есть, у меня был не только тяжелый рабский труд – ко мне и относились, как к рабу. Я, как говорится, уже не мальчик, и не собака, чтобы по свистку хозяина бежать, куда прикажут, да и вообще – я давно сформировался, как личность, и не терплю хамства в свой адрес. А тут не просто хамство – свинство! Да еще от кого? От каких-то селюков, которые, судя по всему, и среднюю школу-то не закончили. Кстати для Португалии это – нормальное явление. Раньше здесь и после пятого класса школы могли идти работать. Капитализм, мать его…

 

Работа – не волк…

 

Одним словом, я понимал, что доработаю месяц до конца – и адиос, сеньор Жоао. Причем, я даже не собирался дорабатывать до конца контракта – а он официально заканчивался 11 марта – потому что этот хитрожопый патрон стопроцентно мне за эти дни не заплатит. Ведь я уже должен был уволится и если не стал бы продлевать контракт, то какой смысл было мне платить? Так он поступал со всеми, и никто из португальских работников за ним потом не бегал и свои деньги не клянчил. Я стал исключением, причем, я не просил – я требовал. И даже показывал этому Жоао все расчеты по дням и по всем показателям, включая алиментасао. Что, конечно же, ему не понравилось.

 

Конечно, сама работа была уже не такой тяжелой, как первые два месяца – я понял, что на результат тут всем наплевать, поэтому научился сачковать, если никто не смотрит. Что видит хозяин? Кучу мусора, которую надо убрать. Но у него не хватает ума произвести какие-то расчеты и прикинуть, какое количество времени нужно затратить одному человеку, чтобы выполнить эту работу. Тем более, что разный мусор бывает – или это захламленный подвал, где строительный мусор вперемежку со старой мебелью, или это куча камней, которые не все в ведро помещаются и надо вытаскивать их вручную. По одному. Причем, еще не каждый-то и поднять можно, то есть, надо брать перфоратор и дробить огромные глыбы. А все это – затрата времени.

 

Поэтому я, когда таскал ведрами этот мусор, старался, как говориться, не рвать жопу, и почаще отдыхать. Как говорится, солдат спит – служба идет. Точнее, я стою – а время движется.

 

К сожалению, время не бежало и за восемь часов на стройке я успевал прилично уставать. Хотя иногда попадалась, как говорят у нас, "блатная работа" – подметать чердак, собирая мелкий мусор веником, или выкладывать на крышу теплоизоляцию. Особенно, если солнечный день, тепло и нет ветра. Ведь в Португалии в феврале бывало и 25 градусов тепла, жара, но вот если подует ветер с Атлантики – брррр…

 

И все же кроме зарплаты мотивации работать на стройке не было совершенно. Да и зарплата – вместо 700 евро, о которых во время моего оформления мне говорил хозяин, я постоянно получал 460-480. Даже мои коллеги-португальцы, увидев мой расчетный, просто охренели от этих сумм. А это еще не учитывая, что обеды я таскал на работу в так называемом "тормозке" – чай в термосе и "второе" – чаще всего вермишель, рис или картошку с мясом или рыбой. То есть, получается, я еще тратился на еду, которой, вообще-то по португальским законам, обязан был меня обеспечить мой работодатель. Но те копейки, которые он мне как-бы платил, явно не покрывали мои расходы на питание. Так что домой я приходил зверски голодным – целый день работая на свежем воздухе, да еще занимаясь тяжелым физическим трудом, любой человек будет иметь серьезный аппетит.

 

Из плюсов – кроме заработанных денег, конечно – была только сама физическая нагрузка. Мне, как спортсмену, работать с тяжестями, а также с перфоратором или кувалдой было полезно. Потому что времени на тренировки не хватало, да и занимался я всего раз в неделю в зале бокса. И то не каждую неделю. Что поделать – семья, дети, работа… Иногда просто не было сил… Тог есть, за три месяца работы на стройке я посетил все три-четыре тренировки. Но за эти три месяца я настолько похудел, что к концу февраля мой вес составлял 86 килограммов – столько у меня было в 1983 году, когда я только-только был призван в ряды советской армии… Называется, вспомнил молодость!

 

Но, несмотря на то, что похудел я очень сильно, физически я не ослаб, а наоборот – окреп. Попробуйте каждый день потаскать в руках ведра с цементом или камнями! Каждое весом не менее 25 килограмм, а, может, и больше! Да и танцы с отбойным молотком – перфоратором – способствовали укреплению рук и плеч. Так что в плане физподготовки все было неплохо. И, как показали последующие тренировки, плохо было только с выносливостью. Бегал я крайне редко, отсыпаясь по выходным.

 

Итак, я решил доработать февраль и уйти. Но все получилось совершенно иначе…

 

Работа дураков любит?

 

Денег на стройке, даже при всех тех недоплатах, я немного заработал. Но кроме конкретной пахоты разнорабочим я не забывал о своей профессии журналиста. И, приходя вечером со стройки, быстренько помывшись и поужинав, садился за ноутбук и писал, писал, писал… Не только статьи о положении дел в Украине на свой сайт "Убойный политотдел", а также на другие интернет-сайты. Хотя мне и платили гонорары, писал я больше не по меркантильным соображениям, а выполняя свой долг журналиста – сообщать людям правду. Но, не переставая писать статьи в основном, на политические и экономические темы, я несколько раз получал заказы на статьи и по теме образования или культуры. И один раз получил очень неплохой гонорар.

Увы, только один раз!

 

Но чтобы журналисту и его семье не помереть с голоду в чужой для нас стране, надо было искать возможность писать за деньги регулярно. И я такую возможность регулярно находил. Поэтому, хоть гонорары были не большими, но писал я постоянно, стабильно, мои статьи хорошо читались и время от времени мне заказывали конкретные темы, чаще, конечно, криминально-политические.

 

Кстати, не всегда все, что я писал и что мне заказывали, оплачивалось. Например, однажды мое резюме приглянулось издателям питерской корпорации "Небоход-медиа", а конкретно – изданию "Утро NEWS". Рассмотрели резюме и попросили прислать тестовую статью написал, прислал, понравилось. Попросили написать еще одну статью – написал. Понравилось. Дали еще одно задание – написать статью за три часа!

 

Напоминаю, что все статьи были по российской тематике. То есть, за три часа надо было вникнуть в проблему, найти в интернете все, что по этой проблеме уже написали, разобраться и написать свежак. Да еще и хорошо написать, раскрыв тему и сделав совершенно отличающуюся от написанных ранее другими интересную статью! Признаюсь, даже для моего двадцатитрехлетнего стажа работа в СМИ это было весьма трудным заданием. Тем более, что писать пришлось о судебных разборках между компанией "Роснефть", которой руководит бывший вице-премьер правительства России, курировавший топливно-энергетический комплекс, Игорь Сечин, и публичного акционерного общества "Акционерная финансовая корпорация "Система" (ПАО АФК "Система"), которой руководит Владимир Евтушенков. И разобраться в этом гадюшнике было ой как непросто…

 

Одним словом, статья была написана и главному редактору, которым на тот момент являлся некий Никита Мирский, она понравилась. И после этого – тишина. Я, честно говоря, даже не проверял – была ли она опубликована, просто ждал. Но через неделю попробовал связаться с главредом. Безрезультатно. Но через два дня он невнятно ответил, что статья не понравилась более высокому руководству. И все. На этом наше сотрудничество было закончено. А потраченное мною время на три статьи пришлось списать в мусор. Но, как говорил Жванецкий, опыт приобрел.

 

И все же, несмотря на этот отрицательный опыт однажды меня все же очень сильно, что называется, наебали. И если с "утренними новостями" я просто тратил свое время в надежде понравится, то представительница некоего гламурного журнала RUS-Монако и компании RUS-media некая Виктория, которая очень сильно меня домогалась, заказала мне статью в это издание, пообещав заплатить. И даже прислала требования к публикации и тарифы. По тарифам получалось очень даже неплохо – минимум сто евро за статью. Правда, и работы было достаточно, но, все же, заработать сто евро, скажем, за два дня – это больше, нежели заработать 60 евро за те же два дня, но на стройке. Как говорится, почувствуйте разницу!

 

Увы, деятельная и стремительная барышня, найдя меня – что удивительно – через Фейсбук, а потом доставая по скайпу, после написания мною сначала тестовой статьи, а потом и материала на заказ, после получения написанной статьи на почту моментально исчезла. Причем, когда я был ей нужен – звонила по три раза на день. А когда через неделю я поинтересовался, как там моя статья, промолчала. Не ответила и через месяц, и через два. Ни на электронный адрес, ни в скайп.

 

Больше тестовые статьи я не писал. Потому что профессионалам достаточно посмотреть резюме и уже написанные статьи, коих у меня просто немеряно – тысячи и тысячи! Я, когда работал главным редактором различных изданий, никогда не требовал от кандидатов на вакансию журналиста выполнения тестовых заданий. Сразу посылал в бой – вот тебе тема, пиши, неси. Напишешь хорошо – статья идет сразу на публикацию и этот день – твой первый рабочий. Нет – значит, извини.

 

И это при том, что у человека уже был опыт и я читал его предыдущие материалы. Потому что если все то, что он писал ранее, меня не устраивало, то прощался я с претендентом сразу же…

 

Кстати, был у меня еще один неприятный момент.

По наводке одного приятеля я записал несколько вебинаров для российских журналистов. И мне их оплатили! В принципе, ничего военного там не было – все это преподают в институтах журналистики, но я на примере того, что происходит сейчас с украинской журналистикой, очень подробно рассказал о фейках, о методах борьбы с недостоверной информацией, способах ее проверки и получения, в общем, всем понравилось.

 

И вот, вышла на меня некая Наталья Овдина из виртуальной "Высшей школы "Среда обучения". Там преподаватели в он-лайн режиме проводят обучение будущих журналистов.

"Надо же, теперь я, журналист, не имеющий профильного образования, буду учить будущих профессионалов!" – подумал я.

В принципе, на заре своей журналистской карьеры я уже писал курсовые для будущих журналистов – за деньги, разумеется. И, кстати, нормально зарабатывал, потому что будущие украинские журналисты ни хера не хотели сами что-то писать… Видимо, поэтому сегодня журналистика в Украине вот такая…

Как там говорил Леня Кравчук? "Маємо те, що маємо?"

 

Так вот, началось мое знакомство с этой "Средой обучения" в четверг, когда я зарегистрировался на их сайте и разместил там свою визитку. Самое интересное, она там до сих пор висит.  

ПроФФессионалы, бля!

 

Так вот, камнем преткновения стало упоминание мною конфликта в Украине и моей позиции по отношению к нему. Куратору проекта, то есть, этой Овдиной почему-то резко не понравилось, как я об этом написал. И она потребовала это убрать!  Мол, "у студентов могут возникнуть вопросы к профилю, и он может расцениваться некоторыми из них, как пропаганда".

 

Представляете? Правда о том, что происходит сегодня в моей стране, у них, видите ли, пропаганда! И эти люди учат будущих российских журналистов?!Чтобы было интереснее, я просто приведу некоторые цитаты.

"…можем ли убрать информацию о госперевороте, "бендеровцах" в программе и информации о Вас?"

 

"Здравствуйте. Во-первых, не "бЕндеровцах", а "бАндеровцах", ибо Бендеры – это город, а Бандера – это нацистский преступник.
Во-вторых, почему Вы хотите убрать информацию о госперевороте в Украине? Именно это послужило причиной моей эмиграции. И как тогда написать? "Случилась революция достоинства?" Этот вопрос для меня принципиальный и не понимаю, почему он вызвал у Вас отторжение?"

 

"Приношу извинения за ошибку. Александр, я не писала, что это вызвало отторжение. Но для студентов не важно, где Вы живете и по каким причинам, для них важно, как Вы преподаете и с каким опытом. Эти строки не влияют на программу и на Ваш опыт преподавания. Темы вебинаров и сам курс рассчитан на разные темы. А у студентов могут возникнуть вопросы к профилю и он может расцениваться некоторыми из них, как пропаганда".

"Как именно Вы хотите исправить текст обо мне? И какая примерно программа вебинаров – количество в неделю, сколько часов в день и вообще, хотелось бы подробнее, ибо я как раз сейчас составляю график и думаю, как совмещать с основной работой, потому что, скорее всего, до вечера день будет полностью забит, то есть, или вечернее время, или выходные. А что касается пропаганды – то как раз курс вебинаров по фейкам, а так же политическая журналистика и пропаганда без украинских примеров ну никак невозможны – уж слишком яркие и сочные примеры украинской псевдо-журналистики".

Пример, который мне был выслан на почту, вообще не содержал никаких упоминаний о том, что я эмигрировал из Украины и о том, что там произошло. И это, конечно же, меня не устраивало. То есть, мои как бы коллеги сразу начали меня резать и править, купируя даже мою биографию?

 

"…не совсем понятно, почему я оказался в Португалии, почему не работаю в Украине и вообще просто кусок вырван и непонятна моя история. Я подкорректировал свою историю и смягчил ее…"


"Александр, студентам не важно, откуда Вы ведете вебинар. У нас студенты из разных городов и стран, как и преподаватели. Я понимаю, что это очень важно для Вас, но для студентов это иначе и могут случиться те сложности, о которых я писала в предыдущем письме. Вы смягчили, но там все равно есть фразы, которые могут считываться, как пропаганда. Я знаю, что есть лекция одна в программе по этому вопросу, без нее сложно провести курс, но мне крайне важно, чтобы это не обсуждалось все занятия, поэтому будет здорово оставить, как я написала".

В общем, меня это немного подзаебало, и я ответил, что не вижу смысла что-то еще менять. Кстати, сразу покоробило то, что профессионал пишет не "бАндеровцы", а "бЕндеровцы".

Очень красноречивый факт!

 

Одним словом, несмотря на то, что деньги были нужны, равно как и работа – я понимал, что стройка уже закончилась – я не стал ради каких-то сомнительных вебинаров поступаться своими принципами. Если такие вот "журналисты" будут диктовать мне мою биографию, то что будет, когда я начну читать лекции? План которых, кстати, я писал полдня и который был одобрен!

 

Финал был закономерен.

"Александр, добрый вечер! Я Вас понимаю, но не уверена, что у нас получится сотрудничество. И уверяю Вас, это не касается Ваших взглядов". 

 

Конечно, "мы не сошлись во мнениях по некоторым богословским вопросам…"

 

Вот дерьмо!

 

Но с высоких патриотических тем спустимся на грешную португальскую стройку. Как я уже упоминал, финал моего контракта стремительно приближался и февраль так же подходил к завершению. Я старался дорабатывать добросовестно, особо не сачковал и только там, где мое рвение ничего не решало, особо не рвал жилы, если не сказать более грубо.

 

Тем более, что после получения зарплаты за январь практически все рабочие-португальцы моментально снизили темп своей работы и тоже особо не напрягались. Мой напарник – темнокожий эмигрант Сандро – сам старался каждый раз отлынивать от каких-то особо тяжких работ. Правда, вовсе не за мой счет – он просто выглядывал, нет ли по близости начальства и после этого давал мне знак, что можно пять минут побездельничать.

 

В общем, все потихоньку шло свои чередом, когда не случилось то самое, что называют "последняя капля". Причем, в буквальном смысле.

 

Как я уже писал, меня доставало, когда мой шеф и его тесть – который выполнял на стройке функции десятник – относились ко мне, как к собаке. То есть, могли подозвать свистом, просто махнуть рукой, мол, иди сюда. Иногда я отмораживался, заставляя их вспомнить мое имя, иногда пытался доказать – португальский я уже немного освоил – что так воспитанные люди поступать не могут. No pode ser assim! Тем не менее, оба этих селюка по-прежнему показывали свой гонор и мое положение, если не раба, то, как минимум, слуги. И мне это конкретно надоело!

 

В то утро я работал на второй из четырех строек, которые были у сеньора Жоао в работе. Везде это была реконструкция высотных зданий, где в первую очередь мы вывозили мусор, а потом готовили здание для переоборудования – штробили стены под электрику и сантехнику, пробивали новые окна или двери в стенах, настилали крышу, утепляли стены, в общем, работы было много. Так вот, на этой стройке уже почти все было закончено и оставались небольшие мелочи – покрасить, оштукатурить, докрасить фасад, замазать раствором щели, в общем, месяц работы – и здание готово. Но оставалась еще одна недоработка – на втором этаже, там, где был санузел, почему-то осталась выгребная яма. С содержимым.

 

Почему сразу, когда мы выносили оттуда строительный мусор, когда работы были в самом разгаре, хозяину не пришло в голову, что убирать надо все? Обычно в Португалии этими вещами должна заниматься определенная компания – приезжает спецмашина, достают широкий шланг, вставляют – и выкачивают дерьмо.

 

Сеньор Жоао, как я уже упоминал, был хитровыжаренным мудаком. И если он каждый месяц недоплачивал каждому своему3 работнику, то, естественно, ожидать от него, что он заплати за вывоз экскрементов, было нельзя. И я каждый раз думал – как он станет решать эту проблему?

 

Решением проблемы по выкачке дерьма оказался я. Вернее, так считал дедушка Созе. Он, как всегда, легким движением руки послал меня вычерпывать выгребную яму. На что я легким движением среднего пальца показал ему направление, по которому он, Созе, должен пойти. Дед вначале опешил, потом переспросил меня по-португальски, правильно ли он меня понял. На что я показал ему средний палец на другой руке и добавил по-португальски, что он может не только пойти на "каральйо", но даже и "коррер", то есть, побежать туда.

 

Дедушка опешил и потом вдруг спокойно сказал мне, что если меня что-то не устраивает, то я могу "вой эмбора" – валить на все четыре стороны. На что я ответил – "прекрасно, я пошел!"

 

Поскольку вещи мои были на другой стройке, которая находилась с десяти минутах ходьбы от этой, я попрощался со своими коллегами-португальцами, с которыми успел за эти три месяца подружится, и пошел забирать шмотьё. То есть, мне надо было переодеться, хотя, если честно, можно было спокойно садиться в автобус в рабочей одежде – никто тебе слова не скажет. Но я не любил ходить по городу грязным и чумазым, поэтому всегда переодевался.

 

Когда я пришел на другую стройку, там уже знали о моем конфликте с Созе. Его, если честно, не то что недолюбливали – ненавидели. Позже я узнал, что не только мерзкий характер старикана был тому причиной…

 

Мой бывший напарник по работе на крыше Рикардо спросил, хочу ли я, чтобы он позвонил патрону – сеньору Жоао. Я сказал – пожалуйста, звони. И скажи, что у меня в контракте ничего не сказано о том, что я работаю помощником ассенизатора. Одно дело – грузить песок, цемент, вывозить строительный му4сор, и совсем другое – черпать ведром дерьмо из выгребной ямы. Да еще и получать за это копейки…

 

Не знаю, точно ли Рикардо передал мои слова хозяину, но финал был тот же – "воу эмбора". Мол, не нравится – до свидания! Ну, как говорится, не сильно и хотелось!

 

Окончание следует

португальские, рассказы, работа, стройка, рабы, журналистика, российская

Оцените статью: Португальские рассказы. Рабов в рай не пускают, а в аду нет мест - В Европе человеческое достоинство подверглось инфляции

  • 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  •  (Голосов: 12)



Для размещения комментариев, необходимо авторизироваться, Вы можете войти используя: Войти через loginza

^ Наверх