"Небесная сотня" была расстреляна, чтобы послать на небеса тысячи…

Эта статья – финал расследования по расстрелам на Майдане. Так сказать, "підсумки" – очень точное и емкое слово! Потому что в основе лежат суммы – те, которые были уплачены "за молчание". И я подчеркиваю – вина в этом преступлении лежит не только на тех, кто отдавал команду стрелять, привозил оружие и стрелков, кто планировал эту спецоперацию, а потом прикрывал" ее участников – вина лежит и на украинских журналистах... 

Как создаются фейки и для чего они нужны?

Война – это не только там, где стреляют. И способов убийства человека сегодня разработано столько, что человечество может угробить себя раз двадцать. А то и больше. Современная война чрезвычайно технологична.  И один из способов ведения современной войны – информационные технологии. Которые тоже убивают. Постепенно.
Главная страницаЧтиво, Новости Украины
  →  
Ни свои, ни чужие

Ни свои, ни чужие

Как Украина усложняет жизнь украинцев, живущих в оккупированном Крыму

Распечатать | Просмотров:277
 Источник: УБОП   28, Март, Понедельник, 13-26, 2016 

Это весьма редкий случай, когда "Убойный политотдел" публикует статьи с сайта "Украинская правда", которую мы давно зазываем "Фашистская правда". Этот интернет-сайт, который постоянно был на подсосе не только у Госдепартамента США, но и у многих влиятельных политиков, и до 2013 года занимался манипуляциями, информационными вбросами и фейкометством, правда, очень дозировано и очень аккуратно. Но во время государственного переворота и после него именно "Фашистская правда" в компании с другими грантососами типа "Хробацького ТэБэ", "Экспрессо TV" и прочих средств массовой дезинформации исказили украинскую действительность.

И сформировали новую лживую, хамскую, рагульную, агрессивно-жлобскую.

 

А теперь эта жлобская рагульная журналистика подинает плоды трудов своих. И время от времени эти журнализы стенают в духе анекдота "а нас за що?" И вспоминает о фактах, подсчитывая убытки Украины в войне со всем миром. Потому что оказалось, что мир вовсе не за Украину, Европа нас на х... вертела, а Америке Украина с ее порошенками, яценюками и гройсманами просто как кость в горле. Вот и рождаются статьи, где приходится писать правду, хотя и здесь не обошлось без патриотических воплей. В общем, оцените "красоту игры" укрожурнализов.

"Крим  це Україна" – обманчивое утверждение. Кроме "тримайтеся", мы от своей страны ничего так и не услышали", – не без сарказма говорит жительница Севастополя Марина Моисеенко.

Полтора года назад, когда мы встречались в Крыму, она  рассказывала, как во время активной фазы аннексии, собирала продуктовые передачи для украинских военных.

Позже, чтобы сохранить украинское гражданство, они с мужем подали документы на получение вида на жительство. На вопрос, почему не легализуетесь на оккупированной территории, отвечали просто: "Чтобы Украине было куда вернуться".

Теперь они говорят, что получение российских документов для них  –  вопрос выживания. Семье из-за их отсутствия уже пригрозили депортацией.

"Если вдруг нас депортируют, то мы по украинским законам не сможем вывезти в Украину ничего, кроме личных вещей, – ни диван, ни бытовую технику, ни оборудование, оставшееся от бизнеса. Таковы украинские законы", – говорит крымчанка.

За два года аннексии украинское правительство, кажется, не приняло ни одного закона, чтобы облегчить жизнь украинцев,  которые остались жить  на оккупированных территориях. Наоборот   – оно ввело в действие ряд норм, серьезно ущемляющих права жителей полуострова.

Украинские и российские таможенные законы ограничили права крымчан настолько, что, к примеру, ввоз нескольких пачек гипоаллергенных каш Nestle для грудничков, превращается в гражданскую "спецоперацию", вокруг которой объединяются десятки крымчан, которые еще ездят "на материк".

Семья Моисеенко "на материк" уже выбирается редко. Причина проста – нет денег.

За два года аннексии им так и не удалось разблокировать счет в Приватбанке.

Их небольшое предприятие, завозившее сырье из Украины, не может ни рассчитаться с поставщиками, ни вывезти продукцию из Крыма.

 

Нерезиденты и кредиты

Одним из первых официальных документов после аннексии полуострова стал закон "Про создание свободной экономической зоны в Крыму". В ноябре 2014-го, когда за закон проголосовали депутаты ВР, правозащитники сразу заявили  – он направлен, прежде всего, на защиту интересов крупного украинского бизнеса, работавшего тогда в Крыму. Согласно закону, с предприятий, работавших на территории СЭЗ, не взимаются налоги и другие сборы.

На основании этого закона НБУ приняло постановление, согласно которому приравняло физических и юридических лиц, зарегистрированных в Крыму, к нерезидентам.


На протяжении года юристы Украинского Хельсинского союза по правам человека судились за отмену этого постановления Нацбанка. В начале сентября 2015 года Киевский апелляционный админсуд все-таки признал незаконным пункт постановления, который  приравнивал крымчан к нерезидентам.


Но как только в дело вступили юристы Приватбанка, одного из крупнейших банков, чьи активы заблокированы на территории Крыма, – Кассационный суд отменил оба решения по делу. С 24 декабря 2015 года крымчане снова стали нерезидентами. Теперь, чтобы обойти эту норму, украинцам с крымской пропиской необходимо получить справку внутренне перемещенного лица, и только после этого некоторые банки соглашаются открывать счета. Требование же отмены "закона о СЭЗ" звучит постоянно, не только от правозащитников (более 30 общественных организаций объединились, чтобы отменить действие закона), но и от депутатов и даже президента.  Об этом он говорил еще в сентябре 2015 года, когда началась Гражданская блокада Крыма.

Однако СЭЗ и ныне там.

 

Но самая печальная ситуация, по словам правозащитников Украинского Хельсинского союза, сложилась у тех крымчан, которые покупали в кредит объекты недвижимости. "Фонд защиты вкладчиков", который взял на себя обязательства выплачивать крымчанам вклады, замороженные в украинских банках, получил доступ к кредитным историям крымчан.

Теперь, чтобы продать залоговую недвижимость, необходимо выплатить кредит (который брался у украинского банка) фонду. Но при этом владелец остается должником перед украинским банком.

"Чтобы продать кредитную квартиру, нужно заплатить, например, кредит Приватбанку на материковой части Украины и российскому фонду, иначе невозможно будет продать недвижимость", – подтверждает эксперт Украинской Хельсинской группы по правам человека Роман Марциновский.

Проблема в том, что продажа недвижимости, совершенная в Украине не будет легитимной по российскому законодательству, действующему в Крыму.


Ограничение ввоза продуктов и въезда иностранцев

 Хотя  украинские чиновники и политики с первых дней оккупации заявляют, что "Крым – это Украина", законодательно полуостров стал "отрезанным ломтем". Так, постановление Кабмина, принятое в конце прошлого года, резко ограничивает список продуктов питания, которые можно ввести в Крым. Теперь это не больше 50 килограмм социально значимых товаров (преимущественно крупы, мясо, масло), на сумму, не превышающую 10 тысяч гривен. Однако со стороны РФ существует свой список товаров, запрещенных к ввозу.

"Если сложить оба списка товаров, то теряется смысл что-либо ввозить, тем более килограммами. Вы не можете теперь привезти ни продукты, ни лекарства маме-пенсионерке, живущей в Крыму", – жалуется крымчанка Евгения Синицына, выехавшая из Крыма в марте 2014-го. Ее пожилые родители продолжают жить на полуострове.

 

Постановление Кабмина не только ограничивает ввоз продуктов питания, но и вывоз личных вещей, который строго регламентируется 370 статьей Таможенного кодекса Украины.

"Согласно этому списку вы не можете, например, вывезти диван, мебель или технику. Фактически это запрет на эвакуацию. Когда мы пытались понять, исходя из какой логики принимались эти постановления – нам, юристам, так и не смогли объяснить", – говорит правозащитница Дарья Смирнова.

 

У нее десятки жалоб от крымчан, которым пришлось давать взятку украинским таможенникам, чтобы провести свои личные вещи, не внесенные в официальный список.

"Я, переезжая на материк, вывозил барабанную установку. И на украинском пропускном пункте мне сказали – "не положено". Я говорю нашим таможенникам – я украинец, еду в Украину. Почему я не могу везти свой музыкальный инструмент. В итоге три часа уговаривал. В чем логика?", –  возмущается крымчанин Андрей Акимов.

 

Такое же отсутствие логики прослеживается в ужесточении правил въезда на территорию Крыма.

С одной стороны, украинские чиновники заявляют, что в Крыму должна работать мониторинговая миссия по права человека.

С другой – ужесточают правила въезда иностранных граждан на территорию полуострова. Сейчас получить разрешение на въезд могут только те иностранцы, у которых есть родственники в Крыму, имущество, или вид на жительство на территории Крыма.

"Понимая, что с территории полуострова выдавили всё гражданское общество, не работают независимые СМИ, нет наблюдателей – Украина, наоборот, должна была бы предоставить все возможности, чтобы иностранные журналисты и правозащитники ехали на аннексированную территорию и пробивали этот информационный вакуум", – недоумевает Дарья Свиридова.

 

Процедура получения разрешения для иностранцев крайне забюрократизирована и длится порядка двух месяцев.

Из-за такой неопределенности в Крым не могут попасть сотрудники ведущих мировых изданий, либо они вынуждены ехать с территории РФ – что, в свою очередь, Украина считает незаконным пересечением границы.

Украинские правозащитники считают, что ключевая ошибка – опять же, в логике постановления.

Более полугода они борются с постановлением правительства, чтобы расширить список иностранцев, которым разрешен въезд в аннексированный Крым. В этот ограниченный список иностранцев, которым разрешен въезд, хотят добавить журналистов и российских правозащитников.

"Это должен был быть не разрешительный порядок, а уведомительный. Должен быть четкий перечень оснований для запрета на въезд, а не наоборот – перечень оснований, по которым дают разрешение", – возмущается Свиридова.

Но даже если иностранный гражданин имеет основания на въезд в Крым, он вряд ли сможет найти на английском языке порядок въезда на сайте Миграционной службы.

 

Каким может быть выход?

"Во-первых, мы предлагали, чтобы иностранцы подавали свои документы на въезд в украинских консульствах, или была создана возможность подавать документы онлайн, как это сделано для жителей неподконтрольных территорий, подающих свои документы на сайте СБУ", – поясняют правозащитники.

 

Документы

С января 2016 года в Украине стартовала выдача биометрических паспортов. И если раньше родителям 16-летних подростков было возможным получить паспорта по доверенности, то сейчас для получения паспорта нового формата необходимо личное присутствие. Для того чтобы выехать, ребенку необходимо получить паспорт РФ, который выдается с 14-и лет.

"У нас много обращений от крымчан, которые не хотят, чтобы их дети получали российские документы, так как это данные, которые автоматически попадают в военкомат", – поясняют эксперты Украинской Хельсинской группы по правам человека.

 

Сейчас правозащитники пытаются найти способ получения паспортов для такой категории граждан.

Есть группы людей, которым по религиозным принципам разрешено не сдавать биометрические данные.

"Для граждан Украины, которые находятся в оккупации, также может работать эта норма", – поясняют эксперты.

 

Одно из решений, которое видят правозащитники для облегчения жизни украинцев, живущих в Крыму, – создание административного хаба на границе с аннексированной территорией. В таком центре админуслуг, расположенном прямо на украинском пропускном пункте, крымчане могли бы решить большинство юридических вопросов – вклеить фото в паспорт, оформить документы, свидетельство о рождении (которое сейчас оформляется только по решению суда).

"Это очевидные вещи, которые позволили бы крымчанам действительно почувствовать, что Украина в них заинтересована", – говорит Дарья Свиридова.

По ее мнению, проблемы крымчан не решаются не только из-за бюрократических сложностей или отсутствия финансирования, но и из-за неготовности чиновников идти на нестандартные решения.

 

Школьники из Крыма

Сейчас в украинские школы и вузы гораздо проще поступить школьнику из Москвы, чем из Симферополя.

Согласно закону "Об обеспечении прав и свобод на оккупированных территориях" украинское государство не признает ни табелей, ни дипломов, выданных оккупационной властью. А та процедура, которую предлагает Министерство образования Украины, по силам не многим мотивированным школьникам. И если в 2013-м из 15 тысяч крымских школьников в украинские вузы поступила треть, то по итогам  2015 – го, согласно данным МОН, всего – 293 крымчан.

"Вместо того чтобы зазывать детей в Украину, государство создает для них заградительные барьеры", – возмущается Валентина Потапова, в прошлом преподаватель Крымского государственного университета, а ныне эксперт Центра гражданского просвещения Альменда.

 

Ее философия очень проста: "Чем больше крымских детей мы потеряем, тем меньше смысла в деокупации". По подсчетам экспертов "Альменды", за каждым крымским студентом не менее десяти родственников.

"Это наш фактор влияния, – говорит Потапова. – Открытый доступ к украинскому образованию – это самая работающая на сегодня стратегия".


Создание онлайн-курсов для крымских школьников, упрощенные условия поступления – это, по словам эксперта Альменды, самый быстрый способ создания единого смыслового пространства. Но украинское государство действует строго наоборот. Сегодняшний крымский выпускник 11-го класса в Украине приравнивается к 9-класснику, которому для поступления необходимо сдавать академразницу. Для того чтобы поступить в украинский вуз, крымским школьникам необходимо получить украинский аттестат, например, окончив Международную украинскую школу экстерном. Поступить в нее можно, заполнив электронную заявку. Но для того, чтобы пройти ВНО, придется приехать на материковую часть Украины. Правозащитники вместе с МОН готовят ряд изменений в закон, чтобы создать возможности для школьников.


Нет стратегии – нет поддержки

Известная крымская правозащитника Ольга Скрипник, в начале марта выступавшая на заседании Совбеза ООН, говорит, что проблема дискриминации крымчан – в отсутствии ясной государственной позиции в отношении Крыма.

По ее мнению, именно это послужило, например, поводом к Гражданской блокаде, когда активисты взяли на себя функции государства, перекрыли поставки продуктов питания, а позже электроэнергии с Крымом.

"Западные политики говорят: вы сами определитесь – либо вы эту территорию отторгаете, либо возвращаете", – поясняет Скрипник.

 

Она негативно оценивает результаты Гражданской блокады Крыма, подтолкнувшей в итоге правительство к введению эмбарго на продукты питания и частично электроэнергию: "Посмотрите, в супермаркетах полно российских товаров, почему бы здесь не ввести санкции? Почему надо заставлять страдать крымчан?"

Ольга Скрипник называет это политикой двойных стандартов, которая не только не решает проблем, а стигматизирует крымчан.

"Украина, если планирует вернуть Крым, должна создавать двери, а она создает непреодолимые барьеры", – говорит Скрыпник.

 

Крым по-прежнему остается темой манипуляций политиков на международном уровне. При этом пока украинские политики не готовы даже к формулированию стратегии, не говоря уже о системных действиях.


Анастасия Рингис, "Фашистская правда"

Крым, Украина, ученики, ввозить, продукты, грузы, граница

Оцените статью: Ни свои, ни чужие - Как Украина усложняет жизнь украинцев, живущих в оккупированном Крыму

  • 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  •  (Голосов: 13)



Для размещения комментариев, необходимо авторизироваться, Вы можете войти используя: Войти через loginza