От компромисса к войне. Как Украина прошла путь от 1991 года до Майдана и эпохи потрясений

24 августа Украина отпраздновала 26 лет независимости. А 21 ноября будет отмечать четвертую годовщину начала Евромайдана. Последняя дата разделила историю Украины на "до" и "после". Украина до ноября 2013 года и после – это две совершенно разные страны. 

Чемодан! Вокзал! Подальше от Украины!

Все. Точка. Больше нет ни сил, ни веры, ни смысла что-то делать в ЭТОЙ стране. Стране, которая так и не стала для меня Родиной. Потому что моей Родиной был и остается Союз Советских Социалистических республик. СССР. Сверхдержава. Государство, которым можно было гордится, государство, которое защищало своих граждан. И мы гордились. И верили в свою страну. А разве можно сегодня гордится Украиной? Чем гордится? Самым низким уровнем жизни ее населения? Которое живет хуже аборигенов самых бедных стран Африки? Самым высоким в мире уровнем коррумпированности государственных чиновников? Разрушенной экономикой? Идиотскими законами, принимаемыми идиотским правительством?
Главная страницаЧтиво, Статьи, Новости Украины
  →  
От компромисса к войне. Как Украина прошла путь от 1991 года до Майдана и эпохи потрясений

От компромисса к войне. Как Украина прошла путь от 1991 года до Майдана и эпохи потрясений

Часть 1

Распечатать | Просмотров:469
 Источник: УБОП   23, Ноябрь, Четверг, 20-09, 2017 

24 августа Украина отпраздновала 26 лет независимости. А 21 ноября будет отмечать четвертую годовщину начала Евромайдана. Последняя дата разделила историю Украины на "до" и "после". Украина до ноября 2013 года и после – это две совершенно разные страны. Принципиально разные. И, можно сказать, даже во-многом враждебные друг другу. По своей концепции, идеологии, взглядам на прошлое и на будущее. Поэтому день рождения нынешней Украины – не 24 августа, а именно 21 ноября. Так же, как и Советский Союз вел свою родословную с 7 ноября 1917 года.

 

Так же, как 7 ноября преломился прежний ход истории России, так и 21 ноября преломился прежний ход истории Украины. Хотя, естественно, и в том и в другом случае, задолго до революционных событий, в обществе вызрели их объективные предпосылки, которые делали перелом если не предопределенным, то крайне вероятным.

Для того чтобы понять, как это произошло и что ждет дальше нашу страну, мы решили подробно разобрать все 25 лет независимости Украины.

Как государство прошло путь от 24 августа 1991 года до Майдана, войны и потери территорий.

Посмотрим в прошлое, чтобы понять будущее.

 

Год первый. Независимость как плод Большого Компромисса

Еще в начале августа 1991 года мало что предвещало скорое провозглашение независимости Украины. За полгода до того – 17 марта 1991 года – прошел референдум, на котором 70,2% жителей УССР проголосовали за сохранение Советского Союза. Национальное движение было популярно на Западной Украине и в Киеве, но даже в центральных областях к нему относились, мягко говоря, настороженно.

В Верховной Раде заседало коммунистическое большинство, ведомое Александром Морозом. Спикером был член ЦК КПУ Леонид Кравчук.

Все изменилось в течение трех дней.

 

В 1991 году украинцы проголосовали за выход из СССР 

Путч ГКЧП 19 августа и его последующий провал привели к резкому переосмыслению партноменклатурой УССР своего отношения к сохранению Союза. Было очевидно, что власть в Москве постепенно переходит от Горбачева к президенту России Борису Ельцину и СССР, вместе с социалистической системой, в своем прежнем виде доживает последние дни.

А потому – не стоит ли последовать примеру Прибалтики и объявить независимость, пока есть такая возможность? Чтоб не делиться потом с союзным центром властью и государственными активами накануне их приватизации?

 

Такой логикой руководствовались и красные директора юго-востока, и киевские партаппаратчики. Именно поэтому, объединившись с национальными силами, они и проголосовали за независимость 24 августа. Компромисс этих трех групп, пережив различные трансформации, стал фундаментом, на котором жила и развивалась Украина вплоть до 2014 года.

Именно этот Компромисс и стал прародителем украинской государственности. Которая, благодаря ему, и явилась на свет без войны и крови.

 

 

1 декабря более 90% жителей республики на референдуме проголосовали за независимость. Одновременно первым президентом был избран Леонид Кравчук.

Тем самым граждане новой страны как бы освятили Компромисс, показав, что не хотят резких изменений: по сути, они голосовали за ту же УССР, но без всесоюзного бардака времен Горбачева и перестройки.

 

Год второй. Испытание Компромисса на прочность

Первый же год независимости стал для Украины величайшим испытанием. Основной удар был нанесен по экономике. Со 2 января цены ушли в свободное плавание. Прежняя социалистическая система хозяйствования начала быстро рушиться, но нормальная рыночная экономика еще не возникла. Начался хаос, который усугублялся разрывом внутрисоюзных хозяйственных связей. Народ быстро нищал.

Справедливости ради следует признать, что Украина в данном случае была скорее ведомой. Основной тренд задавала политика шоковой терапии, проводимой руководством России. Но для миллионов украинцев наступление экономического коллапса начало четко ассоциироваться с независимостью страны.

 

Кроме того, уже с осени 1992 года стал заметен разрыв в уровне жизни Украины и России. В последней за счет средств от экспорта нефти и газа удавалось несколько смягчить удар реформ. В Украине же таких подпорок не было.

Введенный в 1992 году купоно-карбованец быстро обесценивался.

 

Так выглядели купоно-карбованцы

Народ зароптал. Особенно заметное брожение было в Крыму, где начался острый конфликт между Украиной и Россией по разделу Черноморского флота, что совпало с ростом пророссийских настроений.

Полуостров постепенно становился потенциальной горячей точкой.

 

Параллельно Киев начал активную украинизацию гуманитарной сферы. Была предпринята попытка отделения украинских приходов от Русской православной церкви, которая удалась лишь частично и привела к расколу в украинском православии и к череде острейших конфликтов.

На этом фоне Кравчук попытался восстановить пошатнувшийся Компромисс, выдвинув на пост премьера одного из лидеров красного директората юго-востока, директора "Южмаша" Леонида Кучму. Он запомнился обращением к парламенту с призывом сказать, что ему построить. А также словами о необходимости наведения порядка и поиска общего языка с Россией.

Но это не сильно помогло.

 

Год третий. Кризис и возврат к Компромиссу

1993 год в экономическом плане стал еще хуже предыдущего. Именно тогда в Украине была зафиксирована гиперинфляция – цены выросли на 10 000%. В июне началась забастовка шахтеров Донбасса, которая переросла в массовые акции протеста в регионе. Формальным поводом был очередной скачок цен.

Неформальным тогда назывался конфликт за власть между днепропетровским кланом (во главе с Кучмой) и донецким (во главе с мэром Донецка Ефимом Звягильским). Тогда, собственно, об этих кланах страна впервые и заговорила.

 

Забастовка шахтеров в Донецке

Но в реальности значение тех событий было гораздо шире. Требования бастующих были не только антиправительственными, но и, по нынешним меркам, сепаратистскими. Уже тогда в Донбассе призывали дать ему экономическую самостоятельность и автономию, восстановить связи с Россией.

Вместе с усиливающимся пророссийским движением в Крыму, а также нарастанием социально-экономических проблем, это стало критическим вызовом для украинской независимости. В киевских СМИ тогда было много призывов придушить "донецкий мятеж" (говоря языком нашего времени – начать АТО еще в 1993 году).

Но Кравчук и его окружение тогда рассудили иначе. Они пошли на Компромисс. Ефим Звягильский был назначен первым вице-премьером (а вскоре и и.о. премьера – Кучма не захотел с ним работать и подал в отставку). Акции протеста пошли на спад.

 

В том же году было заключено временное соглашение с Россией о базировании Черноморского флота в Крыму, что снизило накал страстей на полуострове. Во внутренней политике же постепенно установилось правило: экономикой и бизнесом занимается русскоязычный юго-восток (в первую очередь – конкурирующие друг с другом донецкий и днепропетровский кланы), гуманитарную же сферу оставили националистам.

 

Суровые коммерсанты и красные директора юго-востока чувствовали себя реальными хозяевами страны и свысока смотрели на странных людей в вышиванках, которые занимались украинизацией образования, переписыванием учебников истории и прочими малозначимыми, с точки зрения крепких хозяйственников, вопросами.

Любопытно, что первое пришествие донецких во власть ознаменовалось первой временной стабилизацией экономики. Правительство Звягильского постепенно снизило инфляцию, договорилось с Россией о поставках энергоносителей, в сфере госуправления начали наводить порядок. Хотя социально-экономическое положение страны оставалось тяжелейшим. Народ прозябал в нищете, свирепствовали коррупция и бандитизм.

 

Возвращаясь к событиям лета 1993 года, следует признать, что если бы тогда центральное правительство решилось на силовой вариант действий против Донбасса, то Украины в нынешних границах уже не существовало бы. Начало вооруженных столкновений, на фоне пика острейшего социально-экономического кризиса, неизбежно привело бы к распаду государства и погружению его осколков в долгие годы хаоса и анархии.

Но тогда страна сумела отойти от края пропасти.

 

Год четвертый. Оформление государства

В 1994 году Украина подписала одно из самых важных в своей истории соглашений – Будапештский меморандум об отказе от ядерного оружия. Это было важнейшим решением, которое на тот момент сняло напряженность вокруг нашей страны. Хотя, как показали последующие события, государства, подписавшие меморандум, не стали в реальности гарантами суверенитета и территориальной целостности Украины. Но об этом позже.

 

Во внутренней политике 1994 год был годом выборов. В марте прошли досрочные выборы Верховного Совета. Для многих в Киеве стали шоком их результаты – во многих округах победили представители возрожденной компартии и социалисты Александра Мороза (после выборов он стал спикером парламента).

"Красные" шли на выборы под нехитрым лозунгом "А при комуністах було пити що і їсти". Плюс обещали дружить с Россией. На фоне экономико-гуманитарной катастрофы, которая произошла к тому времени в Украине, эти лозунги оказались весьма востребованными.

 

 

Тренд уловил находившийся в опале Леонид Кучма. На последующие выборы президента он шел под лозунгами борьбы с коррупцией и с плакатом "Украина и Россия: меньше рек, больше мостов". Его активно поддерживало российское телевидение.

 

Кучма победил Кравчука во втором туре.

Правда, сразу стало понятно, что пророссийским президентом он не будет.

Летом-осенью 1994 года Кучма путем интриг сначала расколол и помножил на ноль ориентированное на РФ руководство Крыма во главе с Мешковым и Цековым. Поста президента Крыма Мешков лишился в марте 1995 года, но уже до того превратился в ничего не решающую фигуру.

 

С тех пор и вплоть до февраля 2014 года на полуострове пророссийские силы были полностью маргинализированы.

При этом каких-то резких выпадов против Москвы Кучма старался не делать, завязав крепкую мужскую дружбу с Ельциным и российским премьером Черномырдиным. Параллельно налаживая контакты с Западом и МВФ.

Позже такая политика получила название "многовекторности". Своего рода – геополитический Компромисс, который позволил относительно безконфликтно существовать Украине в не самом простом окружении.

 

Год пятый. Окончательный выбор курса

Стабилизировав внешнеполитическую ситуацию вокруг Украины и потушив горячие точки внутри страны, Кучма определился и с внутренним курсом, который обозначил на долгие годы вектор развития государства.

Ключевым был вопрос собственности. Хотя приватизация началась еще в 1993-м, она шла ни шатко, ни валко.

Поэтому в 1995 году стоял выбор стратегии. Вариантов было три. Первый – повернуть вспять и пойти по пути госкапитализма, по которому повел Белоруссию Александр Лукашенко. Второй – встать на восточноевропейский путь, пустив в страну крупные западные корпорации. Третий – предпочесть российский путь, сделав ставку на взращивание собственных финансово-промышленных групп.

 

Кучма выбрал третий вариант. Тем более, что он был наиболее логичным с точки зрения той бизнес-промышленной среды, которая фактически управляла Украиной. Это решение имело далекоидущие последствия. С одной стороны, оно позволило создать крупный национальный капитал, который, пройдя бурный этап своего рождения, постепенно начал возвращать к жизни промышленный потенциал государства, инвестировать в развитие экономики, создавать рабочие места (благодаря чему до 2014 года Украина смогла избежать тотальной деиндустриализации, которая произошла во многих странах Восточной Европы).

 

С другой стороны, стремясь обезопасить себя от конкуренции с более мощными российскими и западными ФПГ, олигархи возвели мощные коррупционные барьеры, установив тесную смычку с властью, используя ее для минимизации налогов и максимизации прибыли. Поэтому, когда сейчас западные партнеры сетуют на коррупцию и на то, как много еще Украине нужно сделать, чтобы стать "нормальной европейской страной", они имеют в виду именно наличие проблемы в лице крупного национального капитала, который не хочет пускать конкурентов на свое охотничье поле и живет по принципу "Техас должны грабить техасцы".

 

Также наличие национального капитала создало экономический базис для политики многовекторности (олигархи были заинтересованы в нормальных отношениях и с Западом, и с Россией). И, после того как в 2014 году эта политика почила в бозе, созданная при Кучме политико-экономическая система оказалась в глубоком кризисе.

Но вернемся в 1995 год.

 

Если в деле создания крупнейших российских ФПГ ключевую роль сыграли так называемые залоговые аукционы, то у украинского олигархата был более экзотический способ появления на свет. Он родился из сложных газово-зачетных тем. Когда частной фирме-газотрейдеру отдавалось право на поставку газа на то или иное предприятие. Затем оно опутывалось долгами, в счет которых трейдер забирал продукцию. И, со временем, полностью устанавливал контроль над его финансово-хозяйственной деятельностью. А еще чуть позже этот контроль оформлялся официально через бесконкурентную приватизацию.

 

Год шестой. Конституция и Лазаренко

Уже в 1996 году эта схема чуть было не привела к появлению мегакорпорации, которая поставила под свой контроль ключевые отрасли украинской экономики. Речь идет о днепропетровской корпорации "Единые энергосистемы Украины" (ЕЭСУ). Ее возглавляла Юлия Тимошенко, а патронировал назначенный в 1996 году премьер-министром бывший губернатор Днепропетровской области Павел Лазаренко.

 

Павел Лазаренко

Правда, установила ЕЭСУ этот контроль не сразу. Крупнейшими конкурентами у нее были представители донецкого бизнеса, которые специально для работы на газовом рынке учредили корпорацию "Индустриальный союз Донбасса" (ИСД).

Но вскоре "донецких" с дороги устранили.

 

Сначала еще в 1995-м взрывом на донецком стадионе "Шахтер" был убит авторитетный человек и президент ФК "Шахтер" Ахать Брагин (известный также как Алик Грек). Весной был расстрелян один из создателей ИСД Александр Момот. Вскоре был уволен со своего поста губернатор области Владимир Щербань, а осенью того же года прямо в аэропорту был убит его однофамилец и неформальный руководитель "донецкого клана" Евгений Щербань.

 

 

После всех этих событий главным игроком на газовом рынке и стала ЕЭСУ, а Лазаренко начали рассматривать как основного конкурента Кучме в борьбе за власть в государстве. Впрочем, Кучма в том же году также добился определенных успехов – он сумел продавить через Верховную Раду Конституцию, которая увеличивала его полномочия и превращала Украину в президентско-парламентскую республику с доминирующей ролью главы государства.

Появление столь мощного института президентства привело к тому, что каждые выборы стали настоящей битвой на уничтожение. Причем битвой без правил, что сыграло негативную роль в последующей истории страны.

 

Год седьмой. Падение Лазаренко, политический старт Тимошенко и Януковича

1997 год ознаменовался несколькими знаковыми событиями. Во-первых, экспансия Лазаренко и ЕЭСУ объединила против них самые разные силы, включая самого Кучму. Летом всесильный премьер был отправлен в отставку и буквально сразу же ушел в оппозицию. Благо начиналась предвыборная кампания в парламент и Лазаренко возглавил партию "Громада". Его ближайшим соратником стала Юлия Тимошенко. Именно в 1997 году о ней узнала вся страна.

 

Павел Лазаренко и Юлия Тимошенко 


Узнала Украина в тот год и еще одного человека – Виктора Януковича. Он был назначен Кучмой губернатором Донецкой области. Назначение было не случайным.

Готовясь к войне с Лазаренко, президент решил вновь усилить "донецких". На место убитых Брагина и Щербаня пришло новое поколение авторитетных бизнесменов, среди которых ключевую роль играли Ринат Ахметов (унаследовавший от Ахатя Брагина пост президента ФК "Шахтер") и Виталий Гайдук (бывший заместитель губернатора Щербаня, один из идеологов создания ИСД). Янукович же был фигурой, близкой к обоим.

 

После отставки Лазаренко, бизнес-империя ЕЭСУ была разгромлена в течение считанных месяцев.

У днепропетровской корпорации отняли право поставлять газ на предприятия. Эту синекуру распределили среди других компаний, которые затем и стали костяком формирования крупнейших бизнес-групп Украины.

 

Во-вторых, был заключен Большой договор о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Россией. Он зафиксировал отсутствие территориальных претензий двух государств друг к другу, снял вопрос о статусе Крыма и Севастополя. Отдельным соглашением Украина отдала в аренду России базу Черноморского флота на 20 лет.

Этот договор как бы подчеркивал окончательную постсоветскую нормализацию и стабилизацию отношений между двумя странами. В Союз с Россией, подобно Белоруссии, Украина не пошла, но дружить была готова по всем направлениям.

 

В-третьих, под патронатом американцев было создано объединение стран СНГ под кодовым названием ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова). Эти государства были не прочь сыграть свою, отличную от России, геополитическую роль на постсоветском пространстве. В частности, в плане транспортировки каспийских энергоносителей в Европу в обход РФ. Это был первый звоночек о включении Украины в большую мировую игру, в которой она могла оказаться не на одной стороне с Россией. Впрочем, зыбкость самого объединения и потрясения следующих лет тогда отвлекли внимание от этого вопроса.

 

 

В целом 1997 год еще долго вспоминался как самый спокойный год в "лихие 90-е". Введенная в 1996 году гривна была стабильна на уровне 1,8 за доллар. Инфляция уменьшилась до однозначной цифры.

Первый украинец со времен развала Союза – Леонид Каденюк – полетел в космос.

А на поверхности Земли в это время киевское "Динамо" во главе с вернувшимся Валерием Лобановским громило "Барселону" и "Эйндховен". Европа узнала имя Андрея Шевченко.

 

Год восьмой. Выборы и дефолт

Весной прошли первые партийные выборы в Украине. По партспискам избирают половину парламента, но и этого достаточно, чтобы экраны телевизоров заполонили ролики малоизвестных, но богатых политсил – СДПУ(о), Партии зеленых, провластной НДП, ПСПУ Натальи Витренко и "Громады" Павла Лазаренко. Все они проходят в парламент, взяв 4-5%. Однако фаворитами остаются старые партии: СПУ (в союзе с Селянской партией), "Народный Рух" и безусловный лидер – Компартия, взявшая четверть всех голосов. При ее поддержке спикером становится лидер Селянской партии Александр Ткаченко.

 

Видимая стабильность 1997-го и первой половины 1998-го заканчивается кризисом, который остался в украинской истории как дефолт. На самом деле дефолта у нас не было – он был в России, где курс рубля обвалился с 6 до 30 за доллар. У нас же произошло "всего лишь" двукратное падение – с 2 до 4 гривен за доллар.

 

 

Павел Лазаренко, войдя в парламент, начинает войну против президента, тот отвечает взаимностью: осенью закрыта близкая к олигарху газета "Всеукраинские ведомости", а в декабре происходит раскол "Громады" на группы Лазаренко и Тимошенко – она решила сепаратно помириться с Кучмой.

Параллельно продолжается процесс становления отечественного бизнеса. Последний через зачетные схемы и приватизацию становится собственником крупнейших предприятий.

Западные компании, которые было нацелились на участие в распродаже акций энергокомпаний, пролетают мимо.

На Западе все чаще пишут о тотальной коррупции, установлении авторитарного режима Кучмы и сетуют, что Украина пошла совсем не по тому пути, что страны Восточной Европы.

 

Год девятый. Кучма-2

Леонид Кучма шел на второй срок в 1999-м в очень плохих условиях. В стране бушевал кризис, народ нищал и сидел без зарплат. Олигархи решали вопрос первоначального накопления капитала за счет воровства бюджетных средств и разорения пока еще государственных предприятий. Налоги, естественно, никто не платил.

Рейтинг президента был менее 10%, но он не унывал, а развернул кампанию по повторению в Украине проекта "Ельцин-2" 1996 года, для чего во второй тур должны выйти сам Кучма и лидер коммунистов Петр Симоненко.

Проекту мешают двое – лидер социалистов Александр Мороз и глава "Народного Руха" Вячеслав Черновол.

 

Черновол в марте неожиданно погибает в автомобильной катастрофе.

Вокруг Мороза тем временем ведется грязная борьба: он собирает "каневскую четверку" (Мороз, Ткаченко, Марчук и нынешний эмигрант Владимир Олейник), которая должна выдвинуть единого кандидата, но четверка распадается, и каждый играет сам за себя (а в выигрыше оказывается Кучма).

 

В октябре в Кривом Роге – покушение на Наталью Витренко, в котором обвиняют Мороза. Обвинение ничем не подтверждено, но свою роль играет: во второй тур выходят Кучма и Симоненко.

 

Кучма побеждает. Затем было много разговоров о тотальной фальсификации выборов, но лидер коммунистов победу не оспаривал.

На победу действующего президента поставили почти все ведущие ФПГ. Они как раз завершали процесс консолидации активов, создание собственных медиа. И, в обмен на поддержку Кучмы, им был обещан зеленый свет по всем направлениям. Процесс создания национального капитала вступал в финальную стадию.

 

Год десятый. Гибель Гонгадзе

1 января 2000 года значительная часть украинцев спешит отметить начало нового века, хотя он начнется только через год.

Но новый экономический век для Украины действительно начался в 2000-м: впервые после почти 10 лет спада экономика начала расти. По большей части этому способствовала девальвация гривны, которая к тому времени упала до 5,5 за доллар, а также начавшийся экономический рост в соседней России и других странах СНГ.

Но у многих все эти успехи ассоциировались с новым премьером – назначенным на эту должность в конце 1999 года Виктором Ющенко. Он в 90-е годы занимал пост главы Нацбанка и наладил тесный контакт с западными структурами.

 

Виктор Ющенко


К тому времени перед Украиной остро стоял вопрос реструктуризации внешнего долга.

Отношения с Западом, после неоднозначных выборов Кучмы, были плохими, и последний, чтобы восстановить диалог, и решил назначить премьером Ющенко. По легенде, ему это настойчиво рекомендовали из Вашингтона.

Поначалу Ющенко не воспринимали всерьез. Но он как бы сам по себе стал аккумулировать ожидания многих украинцев.

 

Тем более, что бурную деятельность развила вице-премьер Юлия Тимошенко. Она объявила войну бартерно-зачетным схемам в энергетике и позиционировала себя как ярого противника олигархов. Все это неожиданно для многих превратило Ющенко в альтернативную Кучме фигуру. Серьезную поддержку Виктору Андреевичу оказал и Запад.

 

С середины 2000 года пошли слухи, что в США именно премьера видят преемником Кучмы на посту президента.

Впрочем, у Кучмы были свои планы на этот счет. Еще в апреле 2000 года он провел референдум, где народ проголосовал за внесение изменений в Конституцию по расширению полномочий президента. Затем он потребовал от парламента имплементировать его результаты, внеся изменения в Основной закон. Если бы это произошло, Кучма установил бы полный контроль над Верховной Радой, что открыло бы ему дорогу на третий срок, о котором в том же году начали активно говорить.

 

Еще один важный момент: с лета 2000 года установился весьма плотный контакт между Кучмой и новым президентом России Владимиром Путиным. Осенью впервые прозвучало предложение о создании международного консорциума по управлению газотранспортной системой Украины. По стране ширились слухи, что возможны и более тесные интеграционные процессы. Также говорилось и о том, что правительство Ющенко-Тимошенко, уже побившее горшки со многими влиятельными людьми в стране и пользующееся слишком очевидной поддержкой Запада, будет вот-вот отправлено в отставку. Называлось даже имя нового премьера – главы Госналоговой администрации Николая Азарова. Он и должен был осуществить смену курса.

Но этого не произошло.

Случился кассетный скандал.

 

Еще в сентябре становится известно об исчезновении главного редактора сайта "Украинская правда" Георгия Гонгадзе.

А уже в ноябре Александр Мороз публикует легендарные "пленки Мельниченко", которые косвенно позволяют обвинить Кучму в убийстве Гонгадзе.

 

 

Есть много версий, кто стоит за кассетным скандалом. Кто на самом деле помогал майору Мельниченко записывать Кучму, кто и зачем провоцировал президента против Гонгадзе. Это тема для отдельного исследования. Мы же пока можем констатировать очевидные последствия.

 

Кучма начинает превращаться в изгоя для международного сообщества. Похоронен его план по третьему сроку. На первые роли в украинской политике при поддержке Запада выдвигается Виктор Ющенко. Украина превращается в поле для большого геополитического сражения. Страна вступила в период больших потрясений. Именно тогда были предопределены многие последующие события. В первую очередь – начался отсчет времени до первого Майдана.

 

Год одиннадцатый. Ставки растут

Кассетный скандал упал на подготовленную почву. Кучма за время своего правления успел нажить многочисленных врагов, которые теперь все вместе подняли голову. Главное – теперь было за что воевать: за то, чтобы Кучма поскорее ушел и уступил место Ющенко. К этому его, в частности, прямым текстом призывал Джордж Сорос.

На улицах Киева начались акции протеста – "Украина без Кучмы". Появился палаточный городок протестующих. Но президент не собирался сдаваться. Уже 16 января была уволена вице-премьер Юлия Тимошенко. Спустя месяц ее арестовали.

 

Акция "Украина без Кучмы"


В феврале разогнан палаточный городок. 9 марта происходят жестокие (по тем временам) столкновения участников акции "Украина без Кучмы" с милицией.

Протестующие были рассеяны, начались массовые аресты.

 

Все это время Ющенко не выказывал поддержки участникам протестов. Наоборот – вместе с Кучмой и спикером Плющом осудил их, назвав фашистами. Виктора Андреевича тогда убедили, что президент его и так выдвинет в свои преемники. Главное – не лезть на рожон. Однако такой "коллаборационизм" не спасает премьера: в апреле парламент выносит ему вотум недоверия. Что характерно – накануне он вступил в конфликт с украинскими бизнес-группами, попытавшись отстранить их от участия в приватизации облэнерго. Но "национальный капитал" решил показать Ющенко, кто в стране хозяин.

 

Впрочем, отставка премьера и окончание акций протеста не означали, что политическая жизнь вернулась в спокойное русло. Украинский политикум начал активно готовиться к выборам в Раду весной 2002 года. Значительная часть элиты перебегает к Ющенко, формируя вместе с ним блок "Наша Украина". Создается идеология будущего президента – европейский выбор, борьба с коррупцией. Кучма наспех собирает свой блок "За Единую Украину". Отдельной колонной идет партия СДПУ (о) во главе с Виктором Медведчуком.

 

Встреча Владимира Путина и Леонида Кучмы в 2001 году

Запад все более мощно атакует Кучму. Обвинения идут одно за другим. В глазах мировой общественности он становится политиком вроде Милошевича. В ответ президент разворачивается к России. Контакт с Путиным укрепляется.

 

При всем этом экономика продолжает демонстрировать уверенный рост — более 10%. Сокращается инфляция, растут доходы населения.

 

Год двенадцатый. Сценарий предопределен

Выборы 2002 года закончились для Кучмы неудачно. По партийным спискам первое место заняла "Наша Украина". С небольшим отрывом от нее шли коммунисты. Блок "За единую Украину", во главе с руководителем президентской администрации Владимиром Литвиным, был лишь третьим, набрав почти в два раза меньше, чем блок Ющенко (и то, лишь благодаря тому, что его активно поддержали "донецкие", обеспечив хороший результат в своем регионе).

Прошли также в Раду оппозиционные Соцпартия и Блок Юлии Тимошенко.

 

После выборов в Раду стало окончательно понятно, что третий срок Кучмы – это несбыточная мечта и гаранту нужно делать выбор. Либо действительно короновать как своего наследника Ющенко, к чему его подталкивали Запад и часть элиты, либо выставить иного преемника, либо, как предлагали некоторые политтехнологи, внести изменения в Конституцию, преобразовав Украину в парламентскую республику, девальвировав значение поста президента.

Первый вариант Кучма отбросил. Он не доверял Ющенко, к тому же того считали ставленником Запада, что для "многовекторного" украинского бизнеса было неприемлемо.

 

Впрочем, не доверял Кучма не только Ющенко, а вообще никому. Потому и на второй вариант он также идти не хотел. В итоге было решено пойти по "третьему пути". Сигналом к его реализации, а также к невозможности компромисса с Ющенко стало назначение главой Администрации президента врага лидера "Нашей Украины" Виктора Медведчука. Последний стал главным идеологом и технологом внесения изменений в Конституцию.

 

Для того чтобы предотвратить возможный союз "донецких" и Ющенко (который был возможен на почве их общей нелюбви к Медведчуку), на пост премьер-министра был назначен Виктор Янукович.

Но тогда, по описанным выше причинам, никто его как преемника Кучмы не воспринимал. Тем более, что всей стране стала известной история о его двух судимостях.

 

Придя к выводу, что мягкий вариант с "преемником-Ющенко" не проходит, Запад усилил давление на Кучму.

Еще весной начался скандал с поставками украинской системы ПВО "Кольчуга" в Ирак, о чем якобы были свидетельства на пленках Мельниченко. Это вызвало жесткую реакцию США, хотя украинская власть и доказывала, что поставок не было (что, как потом выяснилось, оказалось правдой).

 

Но и Банковая не бездействовала. Еще со времен выборов началась массированная кампания по дискредитации Виктора Ющенко.

Его рисовали украинским националистом, бандеровцем, который ненавидит русскоязычных и хочет продать Украину Западу. В этой кампании также активно участвовали российские СМИ, а российские политтехнологи во главе с Маратом Гельманом стали одними из главных стратегов в Администрации президента.

 

Сценарий будущей битвы в 2002 году был фактически предопределен: война между Виктором Ющенко и тогдашней украинской властью при активном использовании темы раскола страны и при масштабной поддержке Запада и России с той и другой стороны соответственно.

Правда, был шанс если не избежать, то, по крайней мере, смягчить накал этой битвы – действительно провести политреформу, уменьшив полномочия президента. Под знаком этих попыток и прошел весь следующий год.

 

Год тринадцатый. Конституция и Тузла

2003 год стал успешным для экономики. Рост ВВП составил почти 10%. Подъем активности фиксировался во всех отраслях украинской экономики. Предприниматели демонстрировали оптимизм и верили в светлое будущее. Оптимизм (как минимум в плане потребительских настроений) постепенно возвращался и к простым украинцам. Об Украине начинают говорить как о новом "экономическом тигре". Источники роста были прежние: повышение мировых цен на основные экспортные товары, подъем российского рынка (главного для украинского экспорта), наличие недогруженных мощностей в промышленности, увеличение доходов населения, низкие цены на газ (благодаря долгосрочному контракту с Россией).

 

Отношения с РФ вообще развивались в этот год достаточно бурно. Кучма и Путин договорились о создании трехстороннего консорциума по управлению газотранспортной системой (третьей стороной должна была быть Германия, где канцлером тогда был друг Путина Шредер). Также было объявлено о создании Единого экономического пространства, в которое могли бы войти Россия, Украина, Казахстан и Белоруссия.

 

Правда, оба проекта остались на бумаге. И не только из-за противодействия американцев, но и по причине нежелания Кучмы и украинской элиты делиться своим влиянием в стране с россиянами. Хорошие отношения с Кремлем были для них важны, чтобы отбиться от Ющенко и Запада, но не более того. Многовекторность – прежде всего.

Поэтому, как только Киеву представилась возможность улучшить отношения с американцами, направив свой контингент в Ирак, Кучма немедленно сделал это.

 

Коса Тузла


В тот же год впервые с начала 90-х всплыл вопрос о Крыме. Возник знаменитый конфликт вокруг острова Коса Тузла, к которому начала строить дамбу Россия. Как потом пояснили в Кремле, причиной таких действий стали якобы планы Украины дать разрешение военным кораблям третьих стран (читай – странам НАТО) входить в акваторию Азовского моря.

 

Конфликт тогда быстро замяли, а решение по кораблям так и не было принято. Но "тузлинский кризис" показал, что на фоне нарастающих противоречий между США и Россией Кремль готов крайне жестко реагировать на любые вопросы, связанные с отношениями Украины и НАТО. Хотя тогда на этот момент, как и на многие другие, в Киеве мало кто обратил внимание.

 

Во внутренней политике провластный лагерь погрузился в бесконечные интриги и междоусобные войны, что мешало реализации стратегической задачи – проталкиванию через парламент изменений в Конституцию. Процесс этот серьезно застопорился. Его скрыто саботировали "донецкие", рассчитывая провести Януковича в президенты, и в открытую – "Наша Украина" и Ющенко (по понятным причинам). Правда, среди сторонников политреформы был Мороз. Лишь под конец года с большим скандалом изменения удалось проголосовать в первом чтении.

 

Год четырнадцатый. Первый Майдан и третий Большой Компромисс

История с политреформой закончилась крахом уже в апреле 2004 года, когда для ее принятия в окончательном чтении не хватило всего семь голосов. Это было шоком для команды президента, которая оказалась у разбитого корыта – преемника готового у них не было. Поэтому пришлось быстро делать ставку на единственного, кто был под рукой с наибольшим рейтингом из всех кандидатов от власти, – премьера Виктора Януковича.

 

Это было роковое решение. Янукович был самым удобным для Ющенко соперником, так как против провластного кандидата с двумя судимостями оппозиция могла легко мобилизовать свой электорат. К тому же к экс-губернатору Донецкой области относились полупрезрительно многие представители украинской элиты и единый фронт в его поддержку выстроить было трудно.

 

Но, с другой стороны, у Кучмы не было выхода – до старта предвыборной кампании времени оставалось совсем немного, а попытки заменить Януковича в качестве премьера и, соответственно, кандидата от власти на выборах, могли вызвать бунт "донецких" и переход их в лагерь сторонников Ющенко.

 

С самого начала все пошло по наихудшему сценарию.

Януковичу быстро создали имидж зэка и кандидата, который еще хуже, чем Кучма. Ющенко начал энергичную кампанию. На него скрытно начали делать ставки многие представители украинской элиты, не веря в победу Януковича.

Но надежды политтехнологов Ющенко на легкую прогулку по электоральному полю не оправдались.

С самого начала они недооценили влияние антинационалистической кампании против лидера "Нашей Украины". Вместо того чтобы попытаться ее опровергнуть, они во многом ей потакали, стремясь мобилизовать западноукраинский электорат темой "национальной идеи".

 

Обратной стороной этого стала мобилизация юго-восточного избирателя. Крупнейшие СМИ нехотя, но включились в эту кампанию, демонстрируя ролики "про три сорта украинцев", на которые якобы хочет поделить страну Ющенко.

В ответ сторонники последнего начали создавать образ врага из "донецких", рисуя жителей этого региона сплошь бандитами.

 

 

На руку Януковичу работала экономика, а также некоторые эффективные шаги его правительства. Так, еще с начала года по примеру России в Украине введена единая ставка подоходного налога – 13%, вместо действовавшей прогрессивной с минимумом в 20% и максимумом в 40%. Темпы роста ВВП пошли на рекорд – 13%. Никогда ни до, ни после украинская экономика такими темпами не росла. С осени резко были подняты пенсии и другие соцвыплаты.

 

Все это привело к тому, что уже в сентябре рейтинги Януковича и Ющенко сравнялись. Стало понятно, что выборы спокойно не пройдут. На стороне премьера открыто играла Россия, на стороне лидера оппозиции – Запад.

Обе стороны создавали из политического конкурента образ врага, стравливая своих сторонников.

 

Первый тур выборов закончился вничью. Во время второго тура оппозиция заявила о массовых фальсификациях при помощи открепительных талонов (они действительно имели место) и не признала объявленную ЦИК победу Януковича.

В Киеве собрался Майдан. Причем, в отличие от предыдущих протестных акций, он стал по-настоящему массовым.

Сразу вышло не менее 100 тысяч человек, был разбит палаточный городок.

 

Оранжевый Майдан


Облсоветы и горсоветы центра и запада страны (включая Киевский горсовет) не признали победу Януковича. Столица оказалась в руках митингующих сторонников Ющенко.

 

Кучма не хотел применять силу для их разгона. Параллельно Верховный суд принял к рассмотрению иск о признании выборов недействительными. И после нескольких дней слушаний объявил вердикт: назначить переголосование второго тура выборов (фактически – третий тур выборов). Видя ухудшение ситуации в Киеве, сторонники Януковича собрались на знаменитый съезд в Северодонецке, где пригрозили отделением юго-востока от Украины. Россия всемерно поддерживала эти действия. Страна оказалась на грани гражданской войны.

 

 

От нее вновь спас Большой Компромисс. В виде все той же политреформы. Была заключена сделка.

Сторонники Кучмы и Януковича соглашаются "слить" третий тур выборов в пользу Ющенко (для чего переформировалась ЦИК). В ответ "Наша Украина" согласилась проголосовать за изменения Конституции, которые с 1 января 2006 года уменьшали полномочия будущего президента. Это оказалось стратегическим решением, которое предотвратило войну. К сожалению, не навсегда. А всего лишь на 10 лет...

 

Год пятнадцатый. Попытка разрушить Большой Компромисс

В начале 2005 года, после инаугурации Виктора Ющенко, в его окружении никто не считал, что пошел на какие-то уступки или компромиссы. О том, что с 1 января 2006 года вступает в силу политреформа, все быстро забыли, так как была уверенность, что за год все успеют переиграть.

 

 

И на это действительно были основания.

Колоссальная международная поддержка (весь мир в ходе Оранжевой революции узнал об Украине, и наша страна была на пике популярности), высокий уровень доверия (а точнее, ожиданий) населения, готовность даже бывших врагов (группы поддержки Януковича) присягнуть на верность новому президенту – все это настраивало на оптимистичный лад.

 

Но Ющенко допустил две ключевые ошибки. Первое – он сходу начал рушить Большой Компромисс, на котором с 1991-1993 годов держалась Украина. Он сразу же отказался от политики многовекторности, провозгласив курс на интеграцию в ЕС и НАТО. Внутри страны Ющенко сделал упор на "национальное возрождение" (в его понимании, естественно), которое вылилось в насаждение шароварщины, попытки ускорить украинизацию гуманитарной сферы. Началась усиленная героизация ОУН-УПА, госаппарат вел активную работу по созданию единой поместной церкви и поддержке Киевского патриархата. На этом фоне отношения с Россией стали быстро ухудшаться.


С Донбассом новый президент вел себя подчеркнуто высокомерно. Во время своего первого приезда в Донецк, где местная элита уже была готова верой и правдой служить Ющенко и налаживать с ним коммуникацию, он грубил людям прямо во время совещания в обладминистрации. Стала крылатой его фраза "перед тобой президент, а не пастух гусей стоит". Другими словами, Ющенко делал все, чтобы подтвердить основные тезисы предвыборной пропаганды Виктора Януковича. Именно поэтому Виктор Федорович, которого в начале 2005 года уже было списали в утиль, не растерял свой электорат, а с осени, когда начался кризис в "оранжевом лагере", начал быстро наращивать свою популярность.

 

Вторая главная ошибка Ющенко заключалась в назначении на пост премьер-министра Юлии Тимошенко.

Хотя это и было прописано в специальном соглашении, по которому Тимошенко поддержала на выборах Ющенко, но все ж таки риски назначения амбициозной и неуправляемой Леди Ю на второй по значимости пост в стране президент должен был просчитывать. Но не просчитал, за что вскоре жестоко поплатился.

 

Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко


Тимошенко не стала помощником Ющенко в деле управления государством, а сразу же сделалась его главным конкурентом. Новый премьер перетягивала на себя внимание, создавала впечатление, что именно она проводит реформы, а окружение президента (в котором главным врагом она назначила секретаря СНБО Петра Порошенко) их саботирует из коррупционных соображений.

 

Уже к лету это привело к открытому конфликту между Тимошенко и президентом и его людьми (так называемые "люби друзи"). Конфликт этот парализовал государственную систему. Заявленные реформы не проводились, вся энергия тратилась на взаимные разборки. Все это не могло длиться долго, и взрыв произошел в сентябре.

 

Началось все с пресс-конференции главы Секретариата президента Александра Зинченко, обвинившего в коррупции Петра Порошенко и других "любых друзив", а закончилось отставкой Тимошенко с поста премьер-министра. Леди Ю перешла в открытую и беспощадную оппозицию к Ющенко, большая "оранжевая коалиция" была разрушена.

 

 

Для того чтобы сохранить управляемость парламентом и сформировать новый Кабмин, президент пошел на компромисс со своими бывшими врагами. Был подписан специальный меморандум между президентом и "лидером оппозиции" (именно так он был назван в документе) Виктором Януковичем, который обозначил крах попыток Ющенко и новой "оранжевой власти" разрушить Большой Компромисс.

 

В последующие годы в этом направлении еще были некоторые поползновения, но они уже не могли иметь никакого успеха. Стратегически точка была поставлена именно осенью 2005 года. Тогда же сформировался и "триединый" пейзаж украинской политики, который оставался неизменным вплоть до президентских выборов 2010 года.

Есть президент Ющенко, сильно потерявший во влиянии и в популярности. И есть два основных претендента на роль его преемника – Юлия Тимошенко и Виктор Янукович.

 

Год шестнадцатый. Янукович снова премьер, первые конфликты с Россией, начало истории с НАТО

Уже осенью 2005 года, после кризиса с отставкой Тимошенко и подписания меморандума с Януковичем, стало понятно, что у Ющенко нет сил остановить вступление в силу политреформы с 1 января 2006 года.

Что и произошло.

 

Изменения в Конституцию резко уменьшали полномочия президента. Правительство теперь формировалось не главой государства, а парламентом. Но реально эти изменения должны были заработать после выборов в Верховную Раду, которые были намечены на март 2006 года. Эти выборы были первыми, которые проводились по чисто пропорциональной системе (по партспискам), и на них "оранжевые" политические силы пожали плоды своего раскола.

 

Первое место заняла Партия регионов Виктора Януковича – более 32%. БЮТ сильно отстал – чуть более 22%. "Наша Украина" Виктора Ющенко была лишь третьей – около 15%. Прошли также Соцпартия Александра Мороза и Компартия.

Начались длительные торги по созданию коалиции. В кулуарах шептались, что Ющенко и Партия регионов попытаются создать так называемую "широкую коалицию", ради преодоления раскола страны (как официальный предлог).

Но эти планы активно пыталась торпедировать Юлия Тимошенко, которая настаивала на восстановлении чисто "оранжевой" коалиции в составе БЮТ, "Нашей Украины" и Соцпартии. При этом себя она, естественно, видела в кресле премьера.

 

Длительным колебаниям Ющенко положили конец американцы, которые в июне порекомендовали ему все-таки согласиться на "оранжевую" коалицию (о мотивах этого – чуть ниже). Скрепя сердце, президент был вынужден пойти на этот шаг, однако из-за взаимного недоверия участников переговоров процесс снова застопорился, чем тут же воспользовались регионалы. Они сумели убедить Соцпартию создать коалицию с Партией регионов и коммунистами. Морозу достался пост спикера. Недоброжелатели говорили о том, что социалистам заплатили крупную сумму денег, но следует признать, что объективно все шло к созданию коалиции, в которой бы участвовали регионалы как крупнейшая фракция Рады. Это был общественный тренд. И если в него не включилась "Наша Украина", то не следует удивляться, что включились социалисты.

 

Ющенко попытался прыгнуть в вагон уходящего поезда. Формально не давая команду "Нашей Украине" вступить в коалицию, он договорился с Партией регионов о сохранении нескольких постов в правительстве для своих людей.

Был подписан Универсал национального единства, где в путаных выражениях проводилась мысль о необходимости преодоления раскола страны. Ющенко внес кандидатуру Януковича на пост премьера. И парламент ее утвердил в июле.

 

Месяца два сохранялась видимость взаимодействия между президентом и премьером, хотя регионалы очень быстро поставили под свой контроль весь правительственный аппарат. И оставшиеся президентские люди в Кабмине (включая, например, министра внутренних дел Юрия Луценко), чувствовали там себя крайне неуютно.

 

Ситуация взорвалась в сентябре.

Главной, да и, по сути, единственной, причиной этого стал отказ Виктора Януковича подписывать заявку Украины на присоединение к Плану действий по членству в НАТО (ПДЧ), который открывал путь стране к вступлению в Альянс.

Тут необходимо небольшое отступление. Когда осенью 2005 года Ющенко и Янукович подписывали меморандум, он касался восстановления Большого Компромисса только во внутренней политике. При этом Ющенко полагал, что у него нет никаких обязательств по возвращению к компромиссу в политике внешней (то есть к многовекторности).

Наоборот, с начала 2006 года президент активизировал евроатлантический и антироссийский вектор. Так, в Новый год началась первая газовая война между Украиной и Россией. Временно был приостановлен транзит газа в Европу. Война закончилась поражением Украины – был расторгнут прежний, выгодный для страны, долгосрочный договор о поставках газа, по которому цена голубого топлива фиксировалась до 2010 года на уровне 50 долларов за тысячу кубометров. А по новому договору цена сразу выросла почти в два раза (и затем продолжила расти каждый год).

 

В начале 2006 года Ющенко пытался перебить кампанию Юлии Тимошенко на тему "Ющенко и его люби друзи предали Майдан", педалируя тему противостояния с Россией. Обострилась ситуация вокруг объектов Черноморского флота РФ в Крыму, началась блокада Приднестровья. Но главное было не это. Существовала договоренность с американцами о том, что Украина в 2006 году подаст заявку на ПДЧ. Именно поэтому Вашингтон и не хотел, чтобы Ющенко создавал коалицию с регионалами, так как не верил, что те согласятся открыть путь стране в НАТО (антинатовская тема была одной из главных в риторике ПР). Но после долгих переговоров с Януковичем Ющенко, видимо, решил, что убедил того поддержать курс на евроатлантическую интеграцию, а потому и дал согласие на его премьерство. Однако, вероятно, они друг друга не поняли. И когда пришло время подписывать заявку на ПДЧ, Янукович отказался это делать.

 

Кризис разразился практически немедленно. Ющенко осудил отказ. Затем из правительства постепенно удалили людей из президентской квоты. Новый глава Секретариата президента Виктор Балога начал готовить силы к наступлению на правительство Януковича. Тогда же впервые заговорили о роспуске парламента.

 

В свою очередь регионалы начали переманивать к себе часть депутатов от БЮТ и "Нашей Украины", стремясь довести состав коалиции до 300 человек, чтобы была возможность преодолевать вето президента.

Отметим, что, несмотря на перманентный политический кризис, экономика, после падения 2005 года, вновь увеличила темпы роста, доходы населения тоже росли быстрыми темпами, а футбольная сборная Украины во главе с Олегом Блохиным впервые попала на чемпионат мира и там сразу вышла в четвертьфинал.

 

 

Многие смотрели в будущее с оптимизмом. Популярностью пользовалась мысль о том, что Украина становится нормальной страной, в которой политика сама по себе, а экономика сама по себе.

 

Год семнадцатый. Роспуск парламента, новый кризис и новый компромисс

Кризис в отношениях Януковича и Ющенко нарастал все первые месяцы 2007 года и закончился роспуском Верховной Рады. Позже Александр Мороз сказал, что главной причиной этого было нежелание его и Януковича поддержать курс интеграции в НАТО (чего требовали американцы).

Возможно, так и было.

 

Но главным внутренним двигателем процесса выступила Юлия Тимошенко, которая умело играла на противоречиях премьера и президента. Породила эти противоречия политреформа-2004, дав власть премьеру, но позволив президенту до бесконечности блокировать решения правительства и парламента. Тимошенко решила помочь регионалам, проголосовав вместе с ними за преодоление вето Ющенко на закон о Кабмине. Ловушка сработала: президент с Януковичем окончательно побили горшки.

 

Виктор Ющенко и Виктор Янукович


После этого Тимошенко стала осаждать уже Ющенко, требуя от него роспуска парламента. Основания были крайне сомнительными (переход депутатов в другие фракции, что по Конституции не является основанием для досрочных выборов), и это смущало президента.

Однако лидер БЮТ была упорна, а регионалы, со своей стороны, только подливали масла в огонь перевербовывая все новые партии нардепов. И 2 апреля Ющенко подписал указ.

 

Началось новое противостояние: правительство и парламент не признали указ и обратились в Конституционный суд с требованием его отменить. КС долго тянул резину, а противостояние накалялось.

В стране возникло двоевластие, которое в любой момент могло перерасти в открытый конфликт. В шаге от него Украина оказалась после того, как Ющенко попытался сместить генпрокурора Святослава Пискуна и поставить на его место своего и.о. Правительство и Рада не признали это решение, и силами подконтрольного правительству спецназа МВД было фактически захвачено здание ГПУ. Ющенковского назначенца туда просто не пустили. Президент в ответ приказал Внутренним войскам идти на Киев. А МВД переподчинило их себе и запретило выполнять приказы Ющенко.

Ситуация вполне могла перерасти в вооруженные столкновения, чреватые гражданской войной.


Но в последний момент вновь противоборствующие стороны пришли к компромиссу. Всю ночь на Троицу на Банковой вели переговоры Ющенко, Янукович и Мороз. Из здания они вышли под утро 27 мая и заявили о договоренности – досрочные выборы парламента будут, но осенью. А до тех пор действует правительство Януковича.

 

Мороз, Ющенко и Янукович после соглашений 27 мая


По неофициальной информации, была заключена также и закулисная договоренность между регионалами и Юшенко (которую якобы освятил Виктор Балога) о том, что после новых выборов ПР и "Наша Украина" создают новую коалицию. Именно под это обещание Янукович и согласился на досрочные выборы.

Но "не так сталося, як гадалося".

 

Юлия Тимошенко провела чрезвычайно эффективную кампанию, рассыпая как из рога изобилия предвыборные обещания. И сумела взять 30% голосов. "Наша Украина" пришла третьей с 15%. Формальным победителем выборов была Партия регионов, которая набрала более 34%. Но проблема для регионалов в том, что у БЮТ и у "Нашей Украины" на двоих хватало голосов на создание пусть хрупкого (перевесом всего в два голоса), но большинства в парламенте.

И избирателям Ющенко было трудно объяснить, почему в такой ситуации "Наша Украина" создает коалицию с Януковичем, а не с Тимошенко. Тем более, что активным лоббистом союза с ней стал Юрий Луценко, который возглавлял предвыборный список президентского блока.

 

Балога и Ющенко долго пытались придумать повод, чтобы избежать коалиции с Тимошенко, но безуспешно.

Большая часть фракции "Нашей Украины" во главе с Луценко выступала за союз с БЮТ. В конце концов эта коалиция была создана. И под конец 2007 года Тимошенко вернулась в кресло премьера. Мало кто тогда понимал, что это стало прологом к ее будущему политическому разгрому на президентских выборах. (От УБОП. Работая тогда главным рекдактором одного из основных интернет-изданий БЮТ – порталом INTV – Александр Воронцов написал статью о том, что Юлия Тимошенко, став премьером, подписала себе политический смертный приговор).

А Янукович, наоборот, чудом спасся от убийственной для его рейтинга перспективы создания "ширки" с "Нашей Украиной".

 

 

Итоги 2007-го показали, что, становясь заложником геополитической игры внешних сил, Украина быстро может оказаться на грани внутреннего конфликта и даже гражданской войны. Но этот урок ни тогда, ни потом усвоен не был.

 

Год восемнадцатый. Отказ от НАТО и мировой кризис

В 2008 году произошло два события, которые определили развитие Украины до начала 2014 года.

Первое – это провал плана по вступлению Украины в НАТО.

Поначалу тут все шло успешно. Тимошенко подписала заявку на присоединение к Плану действий по членству в НАТО, который Альянс должен был утвердить на своем саммите в Бухаресте. Правда, вступление в НАТО не пользовалось популярностью у населения (за выступало чуть более 20%), но этот момент было решено исправить массированной информационной кампанией. Однако к тому времени геополитический баланс в Европе кардинально изменился. Россия пришла к согласию с Францией и Германией в том, что Украина и Грузия не должны получить перспективу членства в НАТО. И ПДЧ усилиями немцев и французов в Бухаресте был провален.

 

Это имело несколько важнейших последствий.

Во-первых, закончилась большая политическая игра Ющенко. Провалив, по сути, выполнение главной задачи своего президентства, он окончательно стал "хромой уткой", роль которой всего лишь определиться, кому передать власть – Януковичу или Тимошенко.

Во-вторых, Украину внешние игроки на время вывели из большой геополитический игры, по факту согласившись с ее нейтральным статусом. Это побудило ведущих украинских политиков (кроме Ющенко) возвращаться к политике многовекторности. И если Янукович был всегда ей привержен, то активный поиск контактов с Россией Юлии Тимошенко удивил многих, хотя и явился, повторимся, закономерным итогом провала ПДЧ.

 

Последствия этого разворота сказались уже в августе 2008 года, когда после войны в Южной Осетии Тимошенко, в отличие от Ющенко, не осудила четко Россию. Такая позиция премьера обострила и без того сильнейшие противоречия с Банковой и уже в сентябре привела к развалу коалиции БЮТ и "Нашей Украины". Тогда же впервые заговорили о создании коалиции между БЮТ и Партией регионов. После перехода Тимошенко к многовекторности принципиальных разногласий между двумя политсилами действительно не было.

 

Кроме того, к концу 2008 года и в элите (кроме Ющенко), и среди большинства населения сложилась схема общенационального консенсуса, вокруг которого можно было бы объединяться. Эта схема включала нейтральный статус страны (дружим и с Западом, и с Россией), отказ от педалирования болезненных тем, раскалывающих общество (история, церковь, язык), предоставление русскому языку статуса официального в русскоязычных регионах и отказ от насильственной украинизации, а также уход от попыток устроить передел собственности.

 

Если бы в 2008-2010 годах возникла широкая коалиция вокруг этих идей, то и развитие страны могло бы пойти совсем по-другому. Но договоренности и тогда, и потом срывались из-за огромного недоверия между потенциальными партнерами.

Да и слишком конфликтные были фигуры с обеих сторон. Для избирателей Юлии Тимошенко Янукович был "зэком", с которым нельзя ни о чем договариваться. А для избирателей Януковича Тимошенко была пройдохой и воровкой, которая, как гласит легенда, обещала обнести Донбасс колючей проволокой.

 

Играло существенную роль и то, что значительная часть "идейных" майдановских активистов считали себя носителями "единственно верного учения" о пути развития Украины и не принимали никаких альтернатив, не признавали права на иное мнение у "сине-белых" оппонентов, расценивая как предательство любые попытки "оранжевых" вождей договориться с регионалами. Отсутствие умения держать данное слово и идти на взаимные уступки стало визитной карточкой украинских политиков, что сыграло свою роковую роль в трагических событиях уже через пять лет.

 

В конце же 2008 года Тимошенко создала в парламенте шаткий альянс из БЮТ, части "Нашей Украины" и блока Литвина, благодаря чему Раду удалось спасти от роспуска (что уже попытался было сделать Ющенко).

Но в это время политические баталии отступили на второй план. Главным событием стал мировой кризис. Начался он с ипотечного коллапса в США и резко обострился после краха банка Lehman Brothers в сентябре 2008 года. Правительство поначалу беспечно отреагировало на тревожные вести из-за океана. Но уже вскоре оказалось, что Украину накрывает волна экономического цунами.

 

Кризис уничтожил практически все источники роста, которые до того питали украинскую экономику. В частности, начался обвал цен на основные товары украинского экспорта, а главное – прекратился поток западных кредитов украинским банкам, который до того перекрывал дефицит платежного баланса.

 

Украина, элита, геополитика, Россия, война, компромисс, политики

Оцените статью: От компромисса к войне. Как Украина прошла путь от 1991 года до Майдана и эпохи потрясений - Часть 1

  • 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  •  (Голосов: 12)



Для размещения комментариев, необходимо авторизироваться, Вы можете войти используя: Войти через loginza

^ Наверх