Чемодан! Вокзал! Подальше от Украины!

Все. Точка. Больше нет ни сил, ни веры, ни смысла что-то делать в ЭТОЙ стране. Стране, которая так и не стала для меня Родиной. Потому что моей Родиной был и остается Союз Советских Социалистических республик. СССР. Сверхдержава. Государство, которым можно было гордится, государство, которое защищало своих граждан. И мы гордились. И верили в свою страну. А разве можно сегодня гордится Украиной? Чем гордится? Самым низким уровнем жизни ее населения? Которое живет хуже аборигенов самых бедных стран Африки? Самым высоким в мире уровнем коррумпированности государственных чиновников? Разрушенной экономикой? Идиотскими законами, принимаемыми идиотским правительством?

"Убойный политотдел" объявляет мобилизацию!

Уважаемые читатели.

Редакция сайта "Убойный отдел политики", или, сокращенно, "УБОП" благодарит вас за то, что вы нас читаете, что вы посещаете наш ресурс, а ваши посещения повышают значимость в поисковиках и рейтингах. Потому что мы ни копейки не вкладываем в развитие нашего ресурса, потому что, собственно, у нас и нет ни копейки. Как мы уже писали о себе, у нас нет хозяев, нет инвесторов...

Главная страницаСтатьи, Новости Украины
  →  
Португальские рассказы. На стройке – как на войне!

Португальские рассказы. На стройке – как на войне!

Техника безопасности по-португальски: твое здоровье – твои проблемы

Распечатать | Просмотров:401
Автор: Александр Воронцов |   21, Январь, Воскресенье, 15-27, 2018 

Продолжаю свою португальскую эпУпею.

Прожив почти год в Португалии и потратив почти все свои кровные деньги и наши с женой скромные запасы, я понял, что надо-таки искать здесь работу. А поскольку язык выучить толком не было времени – сидел дома, писал статьи и особо ни с кем из португальцев не общался – то рассчитывать я мог лишь на самую грязную, неквалифицированную и низкооплачиваемую работу. Хотя "низкооплачиваемая" в Португалии – это минимум 585 евро.

 

Работу в Португалии, даже самую грязную, найти оказалось непросто. Но благодаря Наташе – моей пробивной супруге – и ее более качественному португальскому, а так же прекрасному английскому, на котором здесь говорят очень многие португальцы, она нашла мне вакансию. И на следующий день я уже прибыл в Центр по безработице на собеседование.

 

Собеседование с португальским работодателем – это просто песня! Особенно, если ты не знаешь португальского языка. То есть, в каких-то пределах я его знал – на рынке, в магазине, в транспорте, при знакомстве, ну, когда требуется что-то рассказать о себе – здесь какой-то словарный запас у меня был. Десяток глаголов из разряда "идти", "просить", "искать", "пить", "есть", "получать", пару десятков существительных, местоимения, пяток прилагательных – все это помогало наладить начальный диалог и пояснить свои желания. А вот дальше все было намного хуже. Стоило португальцу отойти от стандартов – и все, я зависал, как старенький маломощный компьютер при обработке критического объема информации. Примерно то же самое происходило, если со мной говорил португалец, как с португальцем. То есть, быстро и глотая слова. Потому что много португальских слов похожи друг на друга и отличаются лишь одной буквой. Например, "собе" – подниматься и "сабе" знать. Поэтому неверно услышав слово, можно понять человека с точностью до наоборот.

Лично меня часто перемыкает в ситуациях, когда надо сразу отвечать. Вроде знаю слова, вроде учил, вроде общался, а внезапно – ррраз – и все вылетело. Так было и на этот раз – за столом в Центре занятости сидел португалец, который вербовал меня на работу, а я мекал-бэкал и толком не мог понять, что за работу он мне предлагает. Сумел только узнать, что профессия – "педрейро", и смог спросить, "кванто динейро", то есть, сколько денег. Нарисованная на бумажке цифра меня устроила, и я сказал, что вот-вот получу резиденцию и сразу готов к работе. На что мой будущий патрон нарисовал на той же бумажке свой телефон, после чего мы распрощались. Чтобы через неделю встретится.

Первый рабочий день на стройке меня порадовал – я подавал кирпичи, мешал цемент в бетономешалке и носил его в ведрах, подавая каменщикам, таскал стропила, балки, помогал их укреплять, в общем, был, что называется, подай-принеси-замеси. Но, как оказалось, это было только начало.

Второй мой рабочий день совпал с понедельником, который, как известно, и сам по себе день тяжелый. Для меня этот день стал просто "черным понедельником". Причем, в буквальном смысле этого слова.

Моим напарником был Франциско – выходец из Анголы. И нам вдвоем пришлось в этот день пахать, как самым настоящим неграм. Шутки шутками, но работа в этот день у нас была самой черной из всех, которые могут быть на стройке – мы убирали строительный мусор. А строительный мусор – это не какие-то там бумажки-фантики, это – остатки цемента, камни, кирпичи, короче, все, что остается после разломанных стен и обрушенных перекрытий. И хотя носить этот мусор ведрами было не так далеко – всего лишь метров шесть – но интенсивность труда была чрезвычайно высока. Причем, надо было и наполнять ведра, и носить их, и высыпать.

 


Надо отдать должное Франциско – он оказался весьма неглупым и компанейским парнем, с отличным чувством юмора. Кроме того, он не сачковал и не пытался спихнуть свою часть работы на меня, наоборот, он всегда брал на себя более тяжелую и грязную работу, так как я был новичок и вообще, как бы не въехал в тему. Одним словом, в этот день я и лопатой намахался, и ведер натаскался, и даже в конце рабочего дня потанцевал с перфоратором, то есть, долбил стены и бетонные перекрытия. И, добравшись домой, переодевшись и помывшись, рухнул на кровать, пролежав без движения полчаса.
Спал как убитый, без сновидений.

 

Техника безопасности по-португальски

Как оказалось, работа на стройке бывает разной – и тяжелой, и не очень. Но бывает и опасной. Причем, часто! И, в основном, потому, что португальцы очень своеобразно относятся к технике безопасности. Они на нее… как бы сказать помягче – просто плюют. Касок там никто не носит, страховки практически нет, я уже даже не вспоминаю о том, что перед выходом на работу меня даже не отправили на медосмотр! И, несмотря на это, поручили мне работу на высоте.
Но когда я вылез на крышу и увидел, КАК мне придется работать, у меня вылезли глаза из орбит!

Местный португальский прораб – препротивнейший дед по имени Жозэ или Созэ – португальцы оригинально произносят букву "Ж" – придумал оригинальную страховку для высотных работ. Он взял кусок какой-то старой веревки с двумя проушинами, одну проушину закрепил на перилах четырьмя гвоздями, вбив их в перила, а на эту веревку закрепил на двух карабинах страховку двоих работников, то есть, меня и Франциско. Два мужика весом более 80 килограммов каждый должны были висеть на четырех гвоздях!
Какие еще нужны комментарии?
В общем, пришлось вмешиваться…

 

Я организовал точку страховки – благо, была и веревка нормальная, альпинистская, и карабины – на самой высокой точке, сделал, как положено, два "уса", то есть, два конца веревки для двух страховок, но тут пришел хозяин – сеньор Жоао. Увидев "страховку" своего прораба, он натурально обалдел и выдал тираду, в которой половина состояла из слова "каральйо". По-португальски это означает "член", ну или, как там в русском мате, но только мягче. Надо отметить, что бранных слова в португальском только два – это самое "каральйо" и "фодес", значение которого я толком до сих пор не понял, но, вероятно, тоже что-то связанное с сексуальными отношениями. И здесь русский мат дает португальскому такую фору, что мама не горюй. И мой напарник Франциско сразу же взял на вооружение некоторые мои словечки из обширного словарно-матерного запаса.

 

Так вот, поматюкавшись, хозяин, или, как тут говорят, "патрон", достал из сумки что-то типа страховки – блок с выдвижной лентой, вроде автомобильного ремня безопасности, отмерил нужную длину и закрепил на блоке, ну как в автомобиле – поставил стопор, так, чтобы, когда выйдет вся длина, блок закрепил ленту намертво. Не совсем, конечно удобно – нельзя подвисать на такой страховке, она просто удержит в случае падения. Но это было явно лучше, чем четыре гвоздя.

 

Впрочем, как оказалось, никто висеть не собирался – страховку сделали на всякий случай. Потому что хозяин объяснил своему прорабу, что надо ставить… леса. И их поставили! На крыше!

 

Надо было видеть, КАК ставили эти леса.

Вначале затащили на крышу – пятый этаж примерно – четыре здоровенные балки. На них уже ставили сами опоры лесов. А чтобы те не ходили ходуном, под ножки ставили деревянные клинья. Ну а поскольку вся эта конструкция, да еще когда ставили "пранши" – такие железные площадки, на которых, собственно, и стоят работники – откровенно шаталась, то их "укрепляли"… проволокой. Которая держалась на тех же гвоздях, вбитых в ДСП, которое было уже состыковано в виде стен наверху. В общем, рассказать о том, КАК это было, очень трудно, если не видеть хотя бы фото. Одним словом, все это было, как говорят у нас, "на соплях".

 

Сама работа была весьма нетрудной – ставить металлические пласты в виде шифера и прикручивать шурупами к уже готовой стенке из ДСП. Как я заметил, в Португалии так строят – ставят балки, между ними ДСП или кирпичи, а то и вообще мешанина из глины и камней, как в старых домах. Так и здесь – сверху нарастили еще один этаж из балок и листов ДСП, и чтобы дожди, которые здесь бывают очень и очень сильными, не замочили весь этот скворечник, то мы и защищали его этим вот шифером. У нас такие листы обычно огораживают строительные площадки.

 

 

Сама работа, как я уже отметил, была непыльной. И несложной. Вначале на ДСП набили рейки, потом уже на них ставили металлошифер и вгоняли в него и в рейки шурупы. Единственное неприятный момент – заставляли этот делать и под дождем. Поэтому мой напарник, которому доверили эту сложную работу, на следующий день пришел с кашлем, насморком и весь больной-пребольной. Я же, пока он там крутил винты, таскал строительный мусор, поэтому не заболел.

 

В Португалии, чтобы вы знали, болеть нельзя. Первые три дня болезни не оплачиваются вообще! Четвертый и последующие дни платят 55% от ставки. В течение 30 дней в Португалии заболевший получает 55 % базовой стоимости своего вознаграждения. Если болезнь длится от 31 до 90 дней, то ему уже будут платить до 60 % от его зарплаты. На период от 91 до 365 дней стоимость больничного увеличится до 70 %. В случае болезни, которая длится более чем 365 дней, больной сможет получить в общей сложности 75 % от общего вознаграждения за свой труд. Так что болеть и получать травмы в Португалии не выгодно.

 

А поскольку я уже немного рассказал о технике безопасности на португальской стройке, то можете себе представить, КАК там работать. Тут мне в Фейсбуке, кстати, написали о том, что в местной русскоязычной газете "Слово" была опубликована статистика за 2007 г., где сказано, что в Португалии с 2000 по 2006 год ежегодно гибли около 360 бывших граждан СССР, причем, в основном на стройках. Поработав на стройке месяц, я понял, почему.

 

Итак, касок у нас никто не носит. Правда, на соседней стройке рабочие ходили и в касках, и в жилетах. На нашей стройке мы все были, кто в чем. Натуральные бомжи, если по украинским меркам.

Никаких перчаток или чего-то еще нам не выдавали – я после трех дней работы пошел и купил себе самые простенькие, ибо руки дороже. Кстати, мой напарник Франциско, занимаясь вместе со мной переноской того самого металло-шифера, получил глубокий порез руки и две недели с травмой провалялся дома. Руку, кстати, ему зашивали в госпитале. Стоит ли говорить, что денег он получил даже меньше, чем я?

Но об этом чуть позже.

 

 

Далее, перенос тяжестей по узким и крутым лестницам на португальской стройке – вполне нормальное явление. Мешки с цементом, балки, те же ведра со строительным мусором. Вывихнешь ногу или поломаешь – твои проблемы.

Если сверху кто спускает ведра с цементом или мусором – сам должен смотреть, чтобы не попало такое ведро тебе на башку. Лично я, когда это делал, все время орал "Внимание!"

 

Кстати, о самой технике переноски и спуска. Португальцы балки, например, поднимали веревками наверх. Но, так сказать, по методу "сила есть – ума не надо". Когда я соорудил простейший полиспаст, для них это оказалось шоком. Да и вообще, я многие веще делал не так, как они, стараясь больше работать головой. Иначе можно было просто умереть там же, на рабочем месте, от перенапряжения. И когда португалец, например, пробовал делать мою работу – например, спускал вниз ведра со строительным мусором – он это делал за счет простой силы своих мускулов. Естественно, на долго его не хватило, потому меня, в основном и использовали на тяжелых работах – я делал все быстрее и качественнее. Хотя – надо отметить – португальцы сами вкалывали так, что у нас в Украине мало кто вкалывает. По крайней мере, мой опыт работы на стройках в Днепропетровске не подсказывает мне такие факты.

 

Так вот, с рабочей одеждой в нашей "шарашкиной конторе" были напряги. Хотя, как оказалось, я мог сказать патрону о том, что мне нужна, к примеру, рабочая обувь, и он мне ее выдал бы. Правда, наверное, содрал бы с меня втридорога за нее. Поэтому я купил себе обувь сам, причем, всего за 20 евро, а не за 26, как мне показывали мои коллеги.

 

Точно так же и с одеждой – я работал в своей, а куртку вообще получил на бесплатной раздаче одежды "секонд-хенд" в одной из местных церквей. В общем, первые мои ботинки, которые я купил год назад для повседневного ношения, на стройке расползлись через пару недель. Пришлось покупать настоящие, фирменные, с непробиваемой подошвой, ибо "ловил" гвозди в пятку уже не один раз. Ведь на стройке куча досок гвоздями вверх валяется, так что риск загнать себе гвоздь в подошву очень высок. Что, кстати, один раз и произошло.

 

Таким образом, техника безопасности по-португальски – смотри в оба. Как прямо на войне – прилететь может отовсюду. И пару раз прилетало, правда, не очень большими и не очень тяжелыми предметами. Ну а ходить по стройплощадке надо тоже очень аккуратно – не только по лестницам, но и вообще, потому что наступить можно на что угодно и поскользнувшись, влететь, например, в тачку с раствором цемента, или на арматуру.

 

Поразил меня один случай, когда мы собирали строительные леса – они стояли над провалом в подвал, шатались, а тот самый дедок-прораб, мастыривший страховку на четырех гвоздях, приказал мне лезть на эти леса и наращивать их дальше, до 5-го этажа. У меня просто глаза вылезли на лоб, и я уже хотел было послать деда подальше, потому что было понятно, что реально эта "конструкция" не то, что не устоит, а просто может соскользнуть со своей очень хлипкой опоры. Потому что стояла она на каких-то двух балках безо всякого укрепления или страховки. Что-то похожее на номер эквилибра в цирке, честное слово!

 

Но мой напарник, еще один африканец, кстати, мой тезка – Сандро – позвонил патрону и тот, подъехав, судя по обилию слов "каральйо", рассказал этому Созэ, как надо соблюдать ТБ. Поэтому Сандро, кое-как привязав к лесам какие-то проволочки, немного их укрепил и сам уже полез выше. Ну, его вес был килограммов 55, так что его эта конструкция выдержала.

 

Португальцы и эмигранты – в чем разница?

 

Сандро из Кабо-Верде был таким же смышленым и сообразительным, как и Франциско из Анголы. Правда, говорил более быстро и понять его мне было сложнее. Но работал так же самоотверженно, не сачковал и не пытался свою работу перебросить на меня.

 

Если сравнивать с португальцами, то те наоборот, старались спихнуть то, что потяжелее, на эмигрантов – меня, Сандро, Франциско. Не все, конечно, но многие. Например, когда убирали мусор, то один из них, некий Бруно с препротивным голосом и идиотскими манерами, преспокойно взвалив на меня СВОЙ груз – старый и тяжелый ковер, который мы выносили из одного ремонтируемого нами дома – пошел налегке, посвистывая, чтобы показать мне, куда надо относить мусор. Я же, согнувшись под этим намокшим от грязи и дождей ковром, не выдержал и начал орать в след этому молодчику что-то типа – а не хочешь ли вдвоем понести этот мусор? Вежливо, но типа с напрягом прокричал. И тот, нехотя вернувшись, таки взялся за ковер, и мы ВДВОЕМ С ТРУДОМ доперли его до местных мусорных баков.

Эпизод, но очень красноречивый!

 

Кстати, именно этот Бруно иногда пытался делать мою работу – то с перфоратором стены долбил, то ведра с мусором носил, то очищал от этого мусора комнаты в доме, который мы ремонтировали. И было видно, что сие давалось ему, скажем так, непросто. А когда он замешал цемент, то умудрился не долить воды и уже через 5 минут он вместе с напарником, который матерился и на португальском, и на английском, выковыривали этот раствор из тачки и выбрасывали его на мусорную кучу. А другой португальский дедок, так же повторяя через слово "каральйо", орал этому Бруно, что, мол, "украиниано" Алекс такой подлянки никогда не делал. Что было правдой – цемент я замешивал на совесть и с бетономешалкой управлялся сносно. Да и что там этот раствор замешивать? У них уже все готовое в мешках, как говорится, просто добавь воды. Ну, для одних работ – высыпал раствор, добавил воды, а для других надо было и песок добавлять, но, в принципе, если тебе скажут пропорции, то все остальное несложно.

 

Стоит рассказать о самом принципе стройки в Португалии.

Закон там не разрешает переделывать фасады домов. Внутри – все что угодно, но снаружи все должно быть, как много веков назад, когда построили дом. Именно поэтому внешне португальские города выглядят так красиво, просто кукольно. А вот внутри…

Сырость, холодрыга, плесень – ведь центрального отопления нет! А так как многие старые дома были построены из камня, то в жару там очень комфортно, но вот зимой – это нечто! В общем, такие каменные колодцы!

 

 

И вот наша бригада такие дома переделывала. Я плохо знаком с архитектурой и строительным делом, поэтому многое мне было неведомо – для сего, зачем и почему так? Поэтому весь процесс описывать не буду, думаю, достаточно частностей.

 

Итак, сначала о негативном.

Португальцы – жуткие свинтусы. Они делают одну работу по нескольку раз. То есть, например, скажут убрать строительный мусор на двух этажах, а потом туда же снова навалят этого мусора по самое не балуй. Впрочем, отсюда выплывает следующий тезис: португальцы – жуткие рабовладельцы. Это у них сидит много веков, несмотря на то, что они давно дали свободу всем своим колониям. И, кстати, получили наплыв оттуда огромного количества эмигрантов.

 

Так вот, рабский труд, то есть мой, они не ценят. И не уважают. Потому мы и делали одну и ту же работу несколько раз подряд. Скорее всего тут дело еще и в плохой организации труда – мой патрон просто не обладал ни определенными знаниями, ни навыками. И толпа инженеров, которые то и дело появлялись на стройке, видимо, тоже была далека от реалий. А, казалось бы, какие проблемы? Спланируй всю работу на месяц вперед, проштроби все нужные дыры и углубления под электрику и сантехнику, а потом убери ВЕСЬ строительный мусор, подогнав машину.

 

Но нет!

Сначала мы перфоратором разрушили стены в нужных местах. Убрали мусор. Подмели. Потом там же проштробили углубления под электрику – под проводку. Убрали мусор. Подмели. Через несколько дней там же я долбил пол и стены уже под сантехнику. Убрали мусор. Подмели. И так далее.

 

Отсюда выплывает еще один тезис: на стройке работают португальцы и эмигранты, у которых часто нет даже полного среднего образования! А, зачастую, и мозгов. Это я в том плане, что португалец тупо будет использовать свою мышечную силу вместо того, чтобы просто поработать этими самыми мозгами. И мой патрон, скорее всего, такой же дремучий селюк, как и все, просто чуточку хитрее. А в плане инженерной смекалки…

 

Вот только один пример.

Надо было большие листы этого металлошифера поднять на 5-й этаж. Способ был только один – заносить их в проем лестничный и вот так, снизу-вверх, в лестничном проеме поднимать их наверх. Патрон предложил делать это чисто руками – один работник поднимает лист снизу-вверх, второй перехватывает на втором этаже, в первый быстренько бежит на третий этаж и уже там перехватывает лист, потом второй бежит выше и так далее.

 

Я предложил более простой физически, но более сложный технически вариант – берется веревка с карабином, спускается с пятого этажа, поперек листа обхватывается лист, защелкивается карабином и один человек с пятого этажа спокойно затаскивает лист наверх за 15 секунд. По скорости в 10 раз быстрее и в конце работы оба работника не упахиваются в усмерть. Не говоря о том, что именно на ручной переноске этих листов и подаче их наверх получил травму ладони мой напарник Франциско.

 

Но нет!

Патрон отверг мое предложение, показав, что надо все делать именно вручную. Мы начали это делать, но через полчаса он выразил недовольство, мол, почему так медленно? Мой напарник, африканец Сандро начал что-то доказывать, но морда нашего хозяина все равно была недовольной. Поэтому, улучшив момент, я предложил напарнику свой способ. Он согласился поэкспериментировать, и первая же попытка настолько была показательной и в плане скорости, и в плане физических напрягов, что все остальные листы – а их было около 30 – мы быстренько перетаскали аккурат до конца рабочего дня примерно за полтора часа. Причем, нас еще отвлекали то и дело на какие-то дополнительные работы. Нельзя сказать, что хозяин, увидев, что я пошел поперек его слов, был сильно доволен, но, видимо, увидев результат, слова мне не сказал.

 

То же самое произошло, когда я грузил на машину деревянные доски. Они были длинные и я предложил класть их в кузов крест накрест, ибо тогда они не закрывали доступ к ящику с инструментами, который находился в начале кузова прямо вплотную к кабине.

Но нет!

Патрон приказал грузить доски по всей длине. Я выполнил. И уже через час, когда один из работников попытался открыть ящик с инструментами, то минут пять говорил кучу фраз, каждым вторым словом в которых было слово "каральйо". Пришлось перекладывать все доски заново. А потом, в конце рабочего дня – еще раз.

Чтобы лежали так, как сказал патрон.

Самодурство?

 

Я – начальник, ты – дурак!

 

В общем, с организацией труда на португальской стройке просто беда. Фронт работ распределён так, что все другу-другу мешают, один красит, а другой рядом долбит стену, и что с той покраски, если пыль оседает на свежеокрашенном окне?

А мусор часто вывозили не сразу, то есть, не грузили с площадки прямо на авто, а складывали в некие кучи. Причем, сначала в одну кучу, потом, когда она стала мешать проведению следующих работ, переносили эту кучу в другое место, а бывало так, что и эту кучу приходилось перемещать в другую кучу. Короче, бывали такие дни, когда я просто переносил строительный мусор с места на место. Ну мне-то что – я же получаю деньги не за результат, а за время. То есть, в час. Поэтому, как у нас говорят, могу копать, а могу не копать.

 

"Не копать" на португальской стройке тяжело – первый месяц за мной очень внимательно наблюдали, буквально, за каждым движением. И кроме "пукено алмосо" и "алмосар" - завтрак и обед – никаких перерывов и перекуров. Кто из работников курит – тот курит на ходу, во время работы. Хотя, конечно, опытные находили время и поболтать, и перекурить.

 

Мне же приходилось реально впахивать, доказывая, что я умею хорошо работать. А когда над душой стоит какой-то начальник, это делать еще и морально тяжело. Тот же дед Созэ постоянно докапывался, мол, то лопату не полную набираю, то ведра ношу недостаточно наполненные. Пару раз даже сам показывал, как надо работать лопатой, правда, оба раза облажался – ткнул лопатой в кучу мусора, надеясь загрести на полную, а там бетон. Тюк-тюк – а ни хера! Надо долбить ломом!

 

Так же и патрон, попытавшись показать мне, что бетонный пол нужно – и можно – раздолбать ломом, через 10 секунд понял, что прав был я, предложив использовать перфоратор. Ума сразу понять, что 15 сантиметров бетонного покрытия лом просто не пробьет, у него, видимо, не хватило.

 

Село и люди

 

В общем, впечатление о португальцах на стройке у меня немного испортилось. Нет, они в целом ребята добродушные, бесхитростные, не агрессивные, но такие… как бы это сказать… Знаете, вот если приехать из Киева жить в какое-то убогое село, так будет примерно то же самое – малообразованные и забитые селяне вроде и не раздражают, но и особого удовольствия общаться с ними…

 

То есть, португалец, работающий на стройке, может заглянуть тебе в тарелку и прокомментировать твою еду, может, заходя в помещение, где все обедают, громко отрыгнуть, может прокомментировать то, как ты ешь или пьешь, может поучать тебя, как надо, по его мнению, питаться и так далее.

 

То есть, такие бесхитростные великовозрастные дети, честное слово. Португалец может пойти и, извиняюсь, отлить там, где через минуту будут работать его коллеги или он сам. Португалец может прийти и, не спрашивая разрешения, взять твой инструмент, а потом не вернуть его на место. В общем, много разных моментов.

А все потому что, извиняюсь, село!

Такая у них культура!

 

Продолжение следует

Португалия, работа, стройка, эмигранты, техника, безопасность

Оцените статью: Португальские рассказы. На стройке – как на войне! - Техника безопасности по-португальски: твое здоровье – твои проблемы

  • 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  •  (Голосов: 13)



Для размещения комментариев, необходимо авторизироваться, Вы можете войти используя: Войти через loginza

^ Наверх